Jump to content
АнимеФорум

Интересная игра


Silent Wind

Recommended Posts

Ориджинал.

Предупреждение: R, моралистам, детям, гомофобам не читать. К яою относится весьма относительно. AU, плохой конец, отсутствие смысла, сюжета и т. п.

 

 

Серый везде на сколько хватает взгляда. Серо-зеленое море, темные валуны, седое небо… Только вдалеке, где-то за спиной, скрытый дымкой сырого тумана, город. Медленно надвигающийся осенний вечер ещё не отнял у него краски.

Но впереди только море, холодное… Наверное, сегодня будет шторм.

Пронизывающий ветер.

Светловолосый мальчик лет пятнадцати сидит на камне у самой воды, обхватив себя руками. Длинные золотистые пряди, вьющиеся от сырости, закрывают лицо. Он слишком неподходяще одет для такой погоды: светлая футболка, джинсы, порванные на коленке. Несколько раз падал, пока бежал сюда. Теперь бежать некуда. Неподвижность нарушают только приступы дрожи, как от удара током.

Солнце ещё пытается пробиться из-за низких облаков. Несколько снежинок порхают в воздухе, пахнет снегом. И морем.

 

- Я хочу побыть с морем, - глубокий и тихий женский голоc все же слышен за шумом мотора и громкой музыкой. Только потому, что выбивается из общей тональности шума вокруг.

- Море… Кончено, сестренка, - молодой мужчина улыбнулся женщине, чуть старше его самого.

Черная спортивная машина, сверкнув зеркалами стекол, резко затормозила у побережья, чуть не заехав на песок.

Женщина вышла из машины, не заглушив мотор. Дождалась, пока брат подаст ей руку. Они улыбнулись друг другу. На первый взгляд такие разные, но если приглядеться очень похожи. Налетевший ветер с одинаковой злобой трепал светло-каштановое каре мужчины и иссиня черный водопад волос его спутницы. Ветер был в ярости. Сейчас здесь совсем не место людям.

Одинаковая бледная кожа, ослепительно-синие глаза, яркие чувственные губы, немного резкие черты лица…

Черный кожаный плащ женщины был распахнут, под ним бордовая водолазка, туго обтягивающая роскошный бюст и откровенная латексная мини. Маленькая ножка в черных выше колена сапогах осторожно ступила на зыбкую поверхность влажного песка, стальные шпильки оставляли в нем глубокие ранки, тут же заполняющиеся водой. Женщина, отпустила надежную руку брата и подошла к воде так близко, что набежавший прибой обдал ноги сквозь кожу сапог волной холода. Она осторожно стянула с руки бархатную перчатку и присела на корточки. Тонкие длинные пальцы с безупречным маникюром несколько секунд играли с ледяной водой. Женщина легко поднялась, холод, казалось, её совсем не беспокоил. Она стояла, задумчиво глядя на темнеющий горизонт…

- Хэлли… - мужчина передернул плечами.

- Минутку, Марк… Еще минутку, - взгляд Хэлен не отрывался от неба.

Мужчина тихо вздохнул и огляделся. Сначала ничто вокруг не привлекало его внимания, хотелось домой, тепла. Только через несколько секунд он осознал, что именно не так в окружающем пейзаже. Съежившаяся фигурка на камне у воды... Глаза Марка широко раскрылись от удивления, быстрым шагом он преодолел расстояние до мальчика.

- Ты что тут делаешь?! Ты же замерз совсем! – мужчина торопливо снимал с плеч светлый кашемировый плащ.

- Отвяжись, - голос прозвучал тихо и безжизненно, но глаза за завесой светлых волос сверкнули холодным серебром.

Краем глаза Марк заметил, что сестра оторвалась от созерцания неба и быстро идет к ним.

- Все будет хорошо, - он закутал мальчика в плащ и попытался заставить подняться с камня.

- Отвяжись от меня! – в тихом хриплом голосе звучали истеричные нотки. Попытка подняться на ноги успехом не увенчалась, онемевшие от холода конечности не желали слушаться.

- Поедем в больницу или домой? – в голосе подошедшей Хэлен звучал лишь легкий интерес.

- Не надо в больницу… пожалуйста – в глазах мальчика, теперь судорожно цепляющегося за мужчину, чтобы удержаться на ногах, была отчаянная мольба.

- О’Кэй! Но ты же идти не можешь… - Марк поднял мальчика на руки. «Какой же легкий…»

По дороге к машине, Хэлли с трудом успевала за братом на своих каблуках и тихо ругалась.

Марк осторожно уложил мальчика на заднее сидение и сам сел рядом. Оказавшись за рулем, девушка достала из бардачка небольшую флягу с виски и протянула назад.

- Как его зовут? – почему-то спросила она у Марка.

- Ричи.

Кашель после нескольких глотков виски, тепло, разливающееся по всему телу.

Мужчина осторожно заставил мальчика лечь на заднем сиденье, положив его голову себе на колени. Хэлен резко тронула машину с места и спиной почувствовала укоризненный взгляд брата. До места добрались быстро и в полном молчании.

На город опустились холодные сумерки. Снега в воздухе уже не было и ветер гнал по улице только бурые сморщенные листья. Небольшой вихрь из них поднялся из под задних колес машины, когда та остановилась перед большим старым домом. Марк вылез из машины и опять попытался взять мальчика на руки.

- Не надо… Не надо больше. Я сам могу идти.

Хэлли насмешливо наблюдала за попытками «найденыша» самостоятельно сделать несколько шагов, обязательно закончившихся падением, если бы Марк вновь не подхватил его на руки. Теперь мальчик не сопротивлялся, почти теряя сознание, он только пытался удержать голову на плече мужчины.

Не менее насмешливый взгляд Хэлен заставил чересчур любопытного консьержа воздержаться от любых расспросов и тот, только поздоровавшись, быстро отдал ей почту.

Лифт, короткая возня с ключами, темнота и тепло квартиры, запах книг, каких-то дорогих цветочных духов… Включив свет, женщина вздрогнула… Хотя её замечание: «Дорогой братец, твой плащ придется выбросить…» - прозвучало слишком едко, в широко распахнутых глазах читалась жалость. Волосы теперь были убраны с лица Ричи, и на скуле был заметин сильный кровоподтек, другой – на виске, черные синяки и кровавые ссадины на запястьях, губы разбиты, в уголке запекшаяся кровь, несколько кровавых следов, как от когтей, ладони тоже были поранены и теперь начали кровоточить.

- Я приготовлю что-нибудь горячее… и неплохо бы его в ванну. И ещё я позвоню доктору Ричардсону. У нас, кажется, есть кое-то из лекарств.

Хэлли суетилась, помогая Марку устроить мальчика на диване. Тот не сопротивлялся, просто закрыл глаза и, казалось, что он ничего не слышит и не воспринимает.

Марк осторожно снял с Ричарда обувь, потом футболку… стали видны синяки на ребрах, кажется, его били ногами… Ричи открыл глаза и поднял голову, собираясь сказать что-то протестующее, но наткнувшись на спокойный синий взгляд опустился обратно на подушки.

«Пусть делает, что хочет… все равно…» Дышать было больно, отчаянно хотелось провалиться в теплую спасительную темноту. Откуда-то был слышен голос женщины, звонящей кому-то по телефону… Врачу? Не надо бы… Впрочем все равно, его все равно найдут, если захотят. А ведь захотят. Надо сказать этим людям, чтобы оставили его, но сил разговаривать нет.

Марк осторожно стирал кровь с лица и тела Ричи. В основном, царапины были неглубокие и переломов вроде не было. Большие опасения внушали последствия сильнейшего переохлаждения.

- Доктор сможет приехать. Через полтора часа. Вот чай с молоком. Лекарство. Но я не собираюсь сидеть здесь. Весь вечер. Из-за того. Что ты. Притащил домой. Этого щенка.

Слова Хэлли перемежались паузами из-за равномерного пережевывания резинки. Она поставила поднос со всем необходимым на столик рядом с диваном.

- Я уеду через полчаса. Приготовлю тебе ужин. Если ему. Станет совсем хреново ночью. Позвони мне. Или отвези в больницу. Нам не нужны. Лишние проблемы. Кстати, ванна, готова.

Девушка удалилась в другую комнату, по дороге стягивая с себя водолазку.

- Спасибо… сестренка.

Марк заставил мальчишку выпить несколько глотков горячего чая и запить какие-то странные зеленоватые таблетки и горькое травяное пойло. Потом осторожно стал освобождать его от остатков одежды. На этот раз попыток сопротивления не было, тело было полностью расслабленно, но когда он взглянул на лицо Ричи, то невольно отшатнулся. В широко раскрытых серых глазах были только боль, страх, обреченность.

- Делайте что хотите... только быстрее… суки…

В бреду перед глазами ещё стоят разъяренные лица двух мужчин - папочкины гости. Папочка опять пьян как свинья. Мать где-то внизу, сейчас лежит на диване с пустым взглядом. Когда его тащили наверх, он увидел эти безжизненные рыбьи глаза, струйку слюны, стекающую по подбородку, спутанный ком волос. Она опять вколола себе какую-то дрянь. Торопливые горячие руки, пытающиеся стянуть с него одежду. Он впился в одну из них зубами, прокусил до крови. Потом его били. Ногами… у одного из тех стало что-то странное с руками… когти… Боль… Дышать получается через раз. Он вырвался и убежал. Бежал через весь город… пока не пришел туда, где обычно было спокойно. Где летом было хорошо...

- Все хорошо… Все будет хорошо… Все в порядке…

Полушепот Марка, осторожно гладящего его по голове. Слова, наконец, обрели смысл. Ричи судорожно зажмурился и отвернулся, чувствуя, как по щекам против воли текут обжигающие слезы.

- Не надо… Ну, пожалуйста, не надо.. Я не сделаю ничего плохого… Все пройдет…

- Мааарк… Ой, твоя зверюшка совсем раскисла…

Хэлли, улыбаясь, смотрела на них.

Синие насмешливые глаза. Искорки насмешки, а в глубине сталь. Нет. Не так. Вода. Спокойная глубина. Очень-очень глубоко… Спокойно… Неожиданное ощущение, что накрывает волна. Теплая, как летом на пляже. Ничего нет. Просто синяя вода. Смывает боль. Теплая синяя вода везде. Покой.

- Что ты с ним делаешь?

- Ничего особенно… Если хочешь продолжать вашу душещипательную сценку, я перестану.

Теперь наряд Хэлли представлял из себя сложный набор сетчато-кружевного белья шелкового корсета, едва прикрывающего грудь и длиной черной шелковой юбки, у которой была только задняя часть. Руки скрывали все те же длинные перчатки.

- Нет. Спасибо.

Марк подошел к ней и, приобняв за талию, осторожно притянул к себе. Провел кончиками пальцев по щеке, осторожно коснулся губами уголка её губ.

- Спасибо.

- Ага, - Хэлли, улыбаясь, провела по его волосам рукой, - а теперь займись своим щенком… а то он опять замерзнет. Я, пожалуй, спущусь вниз и притащу ему из магазина что-нибудь из одежды.

Марк только кивнул, отпустил сестру и опять взял на руки мальчика. Тот прибывал в каком-то трансе. Когда открылась в дверь ванную, мужчина не мог сдержать улыбки. Сестра «немного поработала» над водой. Та была странно зеленой, и над ней вился легкий туман, ноздри забивал запах цветов, каких-то трав, чего-то сладковатого.

Когда вода коснулась тела, Ричи вышел из приятного полузабытья, вскрикнув от боли, пронзившей раны острыми иглами. Потом боль вдруг исчезла и теперь там ощущалось только онемение. Марк стоял рядом в ванной на коленях, подняв рукава рубашки выше локтей. В его руке была губка с ещё одним зеленым раствором, только этот был с желтизной. Он осторожно протирал лицо и торс мальчика, потом отдал губку ему. Щеки Ричи заливал румянец, и он не поднимал ресниц.

- От этого будет не так больно… Я сейчас уйду ненадолго. Потом вернусь. Ничего не бойся.

Тот, не открывая глаз, машинально кивнул.

Марк поднялся, вышел из ванной, закрыв дверь.

 

- Почти все уже закрыто. Я купила, что смогла найти. Мне некогда. Фрэнк и Марта ждут, - голос Хэлен звучал капризно, пока она раскладывала на диване фирменные пакеты.

- Сестренка… Ты что, пол города успела объехать? – Марк удивленно разглядывал заваленный покупками диван. Подошел поближе к сестре, положил руки на плечи, чуть поглаживая белую кожу.

- Нет. Там ещё лекарства. А мне не нравятся его раны. Это не человек был. Будь осторожней, пока я не вернусь, - промурлыкала девушка, откидываясь всем телом назад.

- Думаешь, за ним кто-то придет? И я не справлюсь? Я собственными руками убью того, кто такое с ним сделал.

- Уверена… Только не сейчас… Позже… Придут… Мы будем ждать. Ты сильный. Но не сильнейший. Откуда вдруг такое желание помочь ближнему своему? А, братец?

- Он – почти ребенок… Сама будь осторожней, - беспокойство в глазах.

Хэлли развернулась и обняла Марка за шею.

- Тебя теперь дети интересуют?... Ладно, не бесись… шучу я… Я помогу… Хоть он и просто человек, - ласково потерлась щекой о плечо и отстранилась, - ужин на кухне. А мне пора, - окончательно выскользнула из рук брата и уже от двери мяукнула что-то прощальное.

Марк только покачал головой. Разобрал принесенные сестрой вещи, вернулся в ванну.

Мальчик лежал почти в той же позе, казалось, спал.

- Ричи?

Недоуменный испуганный взгляд.

- Скоро доктор приедет… пора выбираться отсюда, - мужчина старался, чтобы в ответном взгляде было как можно больше тепла. Но мысли занимали те, от кого этот мальчишка сбежал. Он помог Ричи подняться, включил душ, осторожно смыл остатки зеленого раствора. Сестренка никогда не говорит, что делает. Да и что он может понять в делах ведьмы. Завернул Ричи в пушистое большое полотенце, поднял на руки, отнес в спальню, опустил на большую кровать, укутал одеялом, кинув полотенце на ближайшее кресло. Ладонь Марка легла на горячий лоб мальчика. Он вскинул бровь, покачал головой. Ему ещё не приходилось быть сиделкой.

- Вот так. Теперь отдохни немного. До приезда врача. Потом будем есть. Расскажешь, что с тобой случилось. Слышишь?

Тихий кивок в ответ, все так же не открывая глаз.

 

Где-то по городу в сумраке рыскали звери. Искали след. Но не нашли. Пока не нашли. Найдут.

 

Хэлли спустилась вниз, что-то напевая. Помахала рукой консьержу.

Потом ехала по вечернему городу, мыслей почему-то не было. Была музыка… песня о смерти. Красивая, медленная, как колыбельная… Положить голову на плечо, закрыть глаза, уснуть… навсегда. Машина летела черным призраком. Остановилась с визгом тормозов. У служебного входа ночного клуба в не самом престижном районе города. Суровый взгляд охранника и его рука на талии, как бы невзначай, помогая подняться по узкой железной лестнице в бар. На секунду девушка игриво прижалась спиной к кожаной куртке.

- Позже, красавчик.

Тихое фырканье над ухом и поцелуй в шею, шлепок пониже спины.

Хэлли тряхнула волосами, распахнув ногой дверь, вошла в бар. До открытия ещё час. Официанты болтают, что-то пьют за столиком в углу. Бармен за стойкой возится с бокалами. На стойке, раскинув руки, вальяжно разлеглась роскошная блондинка, одетая почти так же, как сама Хэлен.

Громкое радостное «Мяу!», сопровождающееся визгом и Марта перышком слетает со стойки, неуловимым движением пересекает бар и виснет у Хэлли на шее болтая ногами. Черноволосая ведьма в ответ немного кружит её по залу с тихим мурлыканьем. Насмешливые взгляды в сторону мужчин и нарочито медленный поцелуй взасос. «Мальчики» уже привыкли к такому «шоу», но все равно немного краснеют. Слишком уж у девиц откровенные взгляды. Кто-то засвистел, раздался смех.

- Где была? Что делала сегодня? – хором, глядя друг другу в глаза.

- Ничего особенно. Каталась с братцем по магазинам. Подобрали какого-то мальчишку на пляже. Кажется, будут проблемы. Но не слишком серьезные, - Хэлли взяла бокал с подогретым красным вином из рук бармена.

- А я спала… Отсыпалась за прошлые сутки, - Марта выпустила из руки бархатно-черную бабочку, та немного попорхав по залу села Хэлли на руку. Блондинка заняла свое место на стойке, только теперь легла на бок, опершись на локоть, положила голову на руку. – По репетируем немножко?

Черноволосая ведьма задумчиво посмотрела на бабочку, та вдруг рассыпалась синими искрами. Хэлен достала из кармана плаща сигареты, закурила, прикрыв глаза. В баре было спокойно, хорошо… Здесь её место, ей здесь нравится… Все свои… А на улице осень. Дождь. Дождик идет, листья грязью становятся. Может быть, она под утро возьмет Марту и Фрэнка, сядет в машину и будет гнать по утренним автострадам, задыхаясь от восторга… и голова будет кружиться… от виски… и скорости…. ни о чем не думая… Ослепительный, сияющий путь в никуда… Музыка вырвала из уютного полузабытья. Высокий красивый блондин в кожаной куртке на голое тело и белых джинсах задумчиво играл на гитаре и тихонько пел. Для них с Мартой. Они знали это. А он знал их мысли. Их всех.

Хэлли медленно поднялась, подпевая Фрэнку, направилась к сцене, покачивая бедрами, снимая плащ. Черная кожа на мгновение показалась сложенными крыльями. Потом просто упала на пол блестящей лужицей черноты. Девушка скользнула к шесту. Музыка стала другой. Она закрыла глаза и не увидела, как Марта оказалась рядом. Просто почувствовала дыхание, переплела свои пальцы с её… горячими… А сама холодная ещё. Тепло осталось там… В машине, в доме… Осень внутри.

Другая музыка и танец становится другим. Становится быстрее, движения резче. Не открывая глаз… Чужая солоноватая кожа под губами, вкус приторно-горьких духов… В нужный момент опереться на твердые мужские руки… и Фрэнк уверенно вступает в танец, управляя движениями обеих девушек. А те слушаются его, подчиняются каждому жесту. Кажется, что-то поют. То ли их голоса, то ли пара скрипок в теме. Мыслей нет. Только танец. Теперь горячо. Хорошо. Легкое возбуждение пьянит, как вино. Позволить себе все. Вместе с ними. Вокруг только пустота, Фрэнк и Марта рядом. Двигаться легко, как змее обвиваться вокруг шеста… или твердого упругого тела… То совсем медленно, то быстро. Замирая во вспышках прожекторов, как в стоп-кадре…

Музыка прервалась. Немного жаль…

Чьи-то тихие, медленные аплодисменты. Девушки, сидящие у ног явно возбужденного Фрэнка поднимают затуманенные взоры на хозяина клуба. Негр в черной тройке довольно улыбается, показывает большой палец.

– Отлично ребятки. Только вот все это, - он указывает рукой на странные светящиеся узоры в воздухе по всему клубу, как паутина разноцветного дыма, - уберите. Клиентам это не нужно. Пусть останется только на сцене. И… Фрэнки, - насмешливо, - постарайся не трахать их прямо на сцене. За это люди должны платить больше денег, а они платят только за стриптиз, - громкий смех, блики сверкнули на черных очках и белоснежных зубах Хозяина.

Блондин смотрит на негра, оценивая до него расстояние….Расстояние для одного броска. Потом вдруг расслабляется, кивает, улыбается. Подает девушкам руки, помогая встать, обнимая их за плечи, ведет к диванчику в углу. Садится, усаживает их рядом, прижимает к себе. Обе похожи на безвольных кукол. Только тихонько мурлыкают что-то, положив головы ему на плечи.

Когда приносят выпивку, начинают задумчиво приводить себя в порядок.

- Ну что ж… За номер, мои хорошие, - Фрэнки рассеянно поднимает свой бокал с каким-то тропическим коктейлем.

- Хороший номер, только медленный… - тихое мяуканье Марты справа, её бокал с тихим звоном встречается с бокалом блондина.

- Медленный… Осень… Листья падают… Вода льется… Все правильно, - тихонько улыбается Хэлли; звон бокалов сливается и превращается в золотистое сияние, медленно тающее в клубах табачного дыма.

Скоро придут люди. Будут курить, говорить о чем-то, выпивать. А они смогут знать все их мысли. Только это никому не нужно. А на горячем, чуть влажном плече Фрэнка уютно. И уходить никуда не хочется. Надо в гримерку.

Так же одновременно все трое встают и направляются на третий этаж, к служебным помещениям. Девушки лениво переглядываются. Сейчас помогут сделать грим Фрэнку, потом друг другу. Потом можно будет просто побыть рядом до выхода на сцену. Говорить не хочется.

 

Маленькая гримерка, заваленная костюмами и косметикой, сильный запах парфюма и тканей, с примесью мускуса.

Девушки сидят напротив, подправляя друг другу макияж, расчесывая волосы, что-то друг другу рассказывают без слов… Когда они наклоняются ближе, черные волны переплетаются с золотистым водопадом. Периодически кто-то из них запускает пару другую бабочек, которые кружат вокруг блондина, пока ему не надоедают.

Фрэнк лежит на диванчике в углу, уронив голову на скомканные блестящие платья. Одна рука медленно скользит по бедру, другая свесилась, так, что пальцы почти касаются пола. Он полностью расслаблен. Номер удался. Репетиция была только его отдаленной тенью. Перед глазами, как быстрый сон, скользят образы… Яркие, туманные… воспоминания…

 

…Другой конец страны Он сам не знал, почему стремился сюда. Хотелось где теплее. Хотелось в большой город. Хотелось туда прилететь…

Получилось. Как получалось все. Легко без проблем. С его внешностью денег заработать было не трудно. Он охотно танцевал в клубах для женщин. Правда, дальше танцев дело редко шло.

Хотелось развлекаться, жить…

Цели не было. Да и сейчас нет. Сейчас не нужно уже.

Он шел по зданию аэропорта.

Жара немыслимая. Не спасает даже камень здания и кондиционеры. Служащие стараются оставить на себе минимум формы. Люди изнывают, осаждая автоматы с водой и кафешки. Носильщики с ненавистью смотрят на каждого, прибывшего с большим багажом.

А у него была только легкая сумка.

Засмотрелся на взлетающий самолет. Они ему нравились. Белые, стремительные, сильные...

Толчок, вскрик, грохот, тихие ругательства. Тонкие пальцы цепляются за его руку.

Не заметил, как налетел на какую-то черноволосую девицу в темных очках с ярким макияжем, перегруженную какими-то сумками-коробками. Конечно же, она не удержалась на ногах. Ещё бы! На таких каблуках… Шмотки по полу... Фрэнк тихо вздохнул.

- Простите, мисс.

- Ничего… Сейчас…

Девушка пытается подняться с колен. Но тонкая шпилька-каблук сломана. Кажется, она тоже глубоко задумалась о чем-то своем во время ходьбы и теперь с трудом осознавала, что собственно произошло.

Блондин поднял её, придерживая за талию.

- Не ушиблись?

Отрицательное покачивание головой. Потом тихий вскрик и закушенная губа, когда она попыталась опереться на левую ногу. Лодыжка немного опухла и теперь ремни босоножки больно врезались в кожу.

Ну, этого ещё не хватало!

Он знаком остановил ближайшего носильщика, попросил его собрать вещи.

Девица спокойно висела у него на руке, как будто, так и надо. Фрэнк покосился на её мини и топик. И того и другого было, мягко говоря, немного. Красивая штучка. Как кукла. И, кажется, такая же послушная. Вздох, и он стал на пол на одно колено, усаживая девушку на другое. Пальцы быстро пробежались по суставу. Не сломано, вывиха тоже вроде нет. Просто растянула сильно.

- Пустяки. Скоро все пройдет…

Голос у неё тоже красивый, глубокий. Фрэнк поднял её на руки.

Тихий протест и мрачный взгляд в ответ.

- Это моя вина. Постараюсь загладить.

Сделал жест носильщику следовать за собой.

Хэлли только плечами пожала.

- У меня машина у входа. Спасибо.

- Да-да, ещё поблагодарите меня за то, что не смотрел куда иду, - тихое фырканье, - ерунда! Сейчас приведем Вас в порядок.

- Ой, только к врачам не надо. Я сама лечить умею!

- Не надо, так не надо. Которая Ваша? – вопрос был задан при внимательном разглядывании стоянки.

Совсем рядом взгляды привлекал черный «Кадиллак», явно старый. Синий переливающийся салон, синие стекла на фарах, синие языки пламени от колес. Ну и драндулет!

Фрэнк почему-то даже не удивился, когда пальчик леди у его на руках уверенно указал именно на этот «антиквариат».

В машине она тут же освободила ногу от перетягивающих серебристых шнурков, достала из бардачка какую-то мазь, смазала.

- Все будет нормально часа через пол! – возвестила она, оборачиваясь назад, где Фрэнк с носильщиком пытались уложить в машину её багаж, которого оказалось неожиданно много. Сумка Фрэнка там просто затерялась.

- Куда Вас отвезти? Сами Вы все равно сейчас за руль сесть не сможете.

- Домой! – Хэлли лучезарно улыбнулась, продиктовала адрес. Фрэнк спокойно сел за руль, взял у неё ключи. Познакомились, пока ехали. Девица оказалась стриптизершей и была даже не прочь привести его в свой клуб. Осталось только проблему с жильем решить.

Квартира встретила долгожданной после дневного пекла прохладой. В полутемном холле Хэлен наконец сняла свои очки. Ну и глаза у неё… Небо…Такие же огромные и синие.

А ещё от неё все время что-то исходит чувство какое-то… силы? Вызывает смутное беспокойство.

Фрэнк принес вещи.

- Ну ладно. Я пойду… Как тебе позвонить насчет работы?

- Никак! Оставайся тут. У меня ещё три комнаты свободны. Спокойно могу пару выделить тебе.

Минутная задумчивость.

- Отлично!

Он лучезарно улыбнулся девице, осмотрелся.

- Ага! Наверное… Ну и методы же у судьбы!... Кстати, - лукавый взгляд, - я – ведьма.

- Угу. Я тоже не подарок, - Фрэнк улыбнулся и расслабился. «Так вот что это было…»

- Нет, я действительно ведьма, - почти обиделась она.

- Я понял. А надо было испугаться и попросить помиловать и не превращать в лягушку на месте?

Потом он вдруг пригнулся стремительным очень плавным движением. Чуть запрокинул голову, изобразил тихое рычание.

 

Рык метался по парку, поднимаясь к кронам деревьев.

Где-то на улицах ночного города бесновались темные тени. Они нашли след. Они нашли место где след опять оборвался. Черная пантера стояла, задрав морду к небу, глухо рычала, запустив когти в холодный песок.

 

Хэлли решила прогуляться с Фрэнком, оставив машину дальше чем обычно. Они не спеша шли по темной аллее. Девушка явно упражнялась в виде спорта «как-повиснуть-на-мужчине-не-мешая-ему-передвигаться». То, что её новый квартирант – оборотень ведьму ничуть не смутило, даже наоборот. У неё брат такой же… Так что комментарием на его рычание было «Агааа. Класс! Большая кошечка…».

После дневного пекла асфальт остывал очень медленно, с трудом. Тишина парка нарушалась только шумом проезжающих машин. Город не замирал ни на минуту даже поздней ночью. Откуда-то доносилось журчание ручья. Фрэнк тихо рассказывал спутнице о своих путешествиях.

Разрушил эту идиллию истошный женский вопль, на грани ультразвука. Откуда-то из боковых аллей донеслись звуки возни. Фрэнк только коротко бросил «подожди здесь» и отправился выяснять, в чем дело. Хэлли коротко фыркнув, потратила только несколько секунд на то, чтобы избавится от туфель и части мешающей одежды, потом скользнула за ним в темноту.

Вообще-то девушка вопила так, что туда давно уже должно было съехаться пол городской полиции. Но вот только теперь, когда начались первые проявления неконтролируемой магии, полиция не спешила ввязываться в заварушки. Против ведьм, колдунов и оборотней их оружие было бессильно. И полицейские совершенно не знали чем помочь женщине, которая пришла жаловаться, что у её дома второй день рыдает баньши или призрак не дает спать. Правительства оказались не готовы к тому, что трехлетний ребенок может пожелать себе настоящий танк и получить его, только щелкнув пальцами. Порядок в мире сохранялся, повинуясь какой-то странной инерции. Там слишком долго все было в порядке.

Небольшая лужайка за кустами осветилась магическим огоньком. Тусклым, но этого света хватило, чтобы выхватить из темноты странно изогнутые темные фигуры людей. Фрэнк стоял к ним лицом, стараясь держать в поле зрения их всех. «Я же тебе сказал оставаться на месте!». Его крик Хэлли почему-то услышала у себя в голове. Пара наполовину перекинувшихся оборотней, кто-то из кошачьих, рысь, кажется, и пес стояли удерживая какую-то девушку. Её лицо было скрыто шикарными золотыми волосами, леопардовое платье разорвано в нескольких местах, так что было видно такое же белье. Третий держал её сумочку. Просто человек, негр. В другой руке у него был зажат пистолет, направленный сейчас на Фрэнка.

- Ещё одна птичка прилетела! Детка, стой и не двигайся и все будет отлично! – улыбнулся рысь. Слова давались ему с явным трудом.

Хэлли его не услышала. Сквозь панику девушки пробивались слова. Кажется, Фрэнк зачем-то связал их сознания. Блондинка вскинула ослепительно-изумрудные глаза, горевшие яростью и страхом. Несколько стремительно сменяющихся картинок в голове. Голос Фрэнка «Пора!».

Потом оборотней тряхнуло током. От неожиданности они разжали руки и девушка, не удержавшись, полетела на землю. В этот же момент, Фрэнк скользнул к ним… Клочки одежды в стороны и на его месте возникла белоснежная пума. Они сцепились с окончательно перекинувшейся рысью, полянку огласили рык и визг; и громкий мат негра, у которого внезапно что-то случилось с пистолетом.

Их с псом секундного замешательства при виде обнаженной Хэлли вполне хватило на то, чтобы негр временно лишился зрения, различая перед глазами алых бабочек. А на месте ведьмы оказалась очень крупная сука черного добермана, с профессиональной сноровкой бойцового пса кинувшаяся к горлу противника. По лужайке покатился ещё один клубок, на этот раз из дерущихся собак.

Блондинка подняла голову, мрачно улыбнувшись. Встала с земли. Подошла к негру, который уже вернул себе способность видеть.

- Знаешь… Не стоило лезть к леди…

Сказано совсем тихо. Она не отводила глаз от его расширившихся зрачков, положила ладони на плечи. Мужчина почему-то не сопротивлялся.

… темнота… страх… огонь вокруг… нет… не огонь… провода… змеями впиваются в его тело… обвивают позвоночник, прорываются к мозгу… монстры… уродливые… головы кошек и собак… мертвые стеклянные глаза… оскаленные пасти… желтые клыки… отблеск электрических искр в зрачках… кричать не получается…все тело сведено отчаянной судорогой… монстры пляшут вокруг, хохочут… пена на губах… кто-то рванул его тело клыками… нельзя пошевелиться… клыки и когти рвут податливую плоть… кровь во все стороны… они все терзают и терзают его тело.. пока на костях ничего не остается… он жив… почему-то ещё не сдох от боли… теперь можно кричать, но уже не получится, потому, что связок нет… он подключен этими проводами к сети… он будет жить всегда… вместе с ними…

Человек под её руками жутко закричал, заскулил… Из глаз катились слезы, взгляд стал безумен. Блондинка улыбалась. Отшвырнула его от себя. Негр побежал, постоянно падая и спотыкаясь, плохо помнил, как надо ходить. С его губ слетали какие-то нечленораздельные звуки, тихие стоны, поскуливание. Она огляделась.

Пума лакала кровь, выливающуюся из перегрызенного горла бьющейся в агонии рыси. Поднял на секунду голову, встретился с ней глазами. Кажется, улыбнулся.

 

Фрэнк до сих пор не понимал, как она уговорила его прийти в таком виде в клуб. К счастью, на втором этаже обнаружился душ. Они смогли смыть кровь. Хозяин смотрел на них со сдержанным интересом.

 

Блондинку звали Марта. Она тоже оказалась ведьмой. Правда, не оборотнем. Зато сильным телепатом. Ещё у неё в совершенстве получалось создавать иллюзии, от самых прекрасных, до немыслимо ужасных... Если не хватало фантазии, сей недостаток с лихвой восполняли эмоции.

 

Танец втроем… Как странно… Их пути пересеклись, теперь переплетались их тела… потом соединились сознания. Также неразделимо, как цвета в паутине их эмоций, повисшей в пустом зале и смешавшейся с сигаретным дымом.

 

Ветер нес прочь влажные листья. Ночь шла своим чередом.

В квартире на верхнем этаже старого дома пожилой джентльмен в сером костюме хмурился, разглядывая раны мальчишки.

После первой волны проявлений стихийной магии выяснилось, что доктору Роджерсу был дан талант повара. Но он все равно остался весьма неплохим практикующим врачом,

Доктор вручил мужчине длинный список лекарств. Едва заметно улыбнувшись, задумался о чем-то, видя взволнованный взгляд мужчины. Они были давно знаком, их можно было назвать приятелями. Роджерс начал повторять основные рекомендации…

 

… - Всего наилучшего… До встречи, док.

Марк прислоняется к двери в темном коридоре. Закрывает глаза. Слушает шаги уходящего человека, звуки лифта.

Мыслей нет. Жажда крови… Неуловимо начали меняться черты лица.

Луч света из приоткрытой двери, звук неуверенных шагов.

Марк вздрагивает, поспешно отворачивается так, что волосы падают на лицо.

- Мне надо идти, - слабый хриплый голос. Ещё пара неуверенных шагов, касаясь рукой стены.

- Куда?

- Мне надо идти. За мной придут.

- Я знаю.

- Они… не люди…

- Я… знаю.

- Я пойду… - хриплый шепот.

Голова кружится, темно…

Пара плавных стремительных движений. Марк поднимает на руки начавшего падать мальчишку.

- Ты никуда не пойдешь... Тебе некуда идти, - стало ясно. По краю сознания скользнула белая тень.

Мужчина вздыхает, осторожно опускает свою ношу на кровать.

- Спи. Тебе надо выспаться. Все хорошо… Сюда никто не войдет.

Растерянный взгляд блестящих серебристых глаз в ответ, бесшумный вздох. Опустились ресницы…

 

«Кадиллак» несется по пустым улицам. Орущая музыка и звонкие голоса рвут в клочья тишину утренних сумерек.

Педаль газа давно утонула в полу. Последний свет фонарей оставляет блики в зеркальных очках.

Хэлли на несколько секунд задерживает в легких сигаретный дым. Вдыхает прохладный влажный ветер.

Тачку заносит на поворотах, визжат тормоза. Ведьмы смеются. Белая пума, развалившаяся на заднем сиденье, тихо рычит и разрывает когтями синий шелк.

Бутылка бурбона по кругу. Зверь пьет с руки Марты.

Опять смех…

 

Вставать в школу не хотелось. Все тело ныло. Верняк вчера с кем-то дрался. Вспомнить бы. И пили. «Странно… будильник не звонит…». Тепло солнечных лучей на коже. «Значит уже проспал…»

Ричи заставил себя открыть глаза.

Светлая комната, цветы в вазах, кровать, хоть и современная, но с занавесями – все это явно не было его мансардой. В кресле рядом, запрокинув голову, спал незнакомый парень.

Воспоминания вчерашнего дня пробили изнутри морозной молнией. Мальчик на кровати свернулся клубком, подтянув колени к груди, не обращая внимания на боль в ребрах. Идти было некуда. Плакать беззвучно не получалось. Не плакать – тоже.

 

Солнце было по-летнему ярким. Марта запрокинула голову, стараясь не потревожить спящих рядом. И невольно тихо рассмеялась. Они на рассвете целых полчаса разгоняли облака. Мешал только какой-то придурок с плохим настроением, которому хотелось дождя. В результате дождь шел только на его домом. Ведьмы немного поработали, и это был сияюще-радужный дождь.

В небе пролетел дракон, преследуемый парой полицейских вертолетов. Кто-то из любителей фэнтези вчера перепил, наверное.

Блондинка поцеловала Фрэнка, потом Хэлли.

- Пора вставать. И убираться отсюда.

Мужчина мрачно покосился на дракона и хлопья противопожарной пены, летевшие с безоблачного неба. Вздохнул и пересел на переднее сидение за руль. Черноволосая только притянула подругу к себе не желая просыпаться.

«Интересно… Они ведь скоро не смогут справляться с этим всем…» - Марта улыбнулась дракону. Монстр медленно разворачивался для новой атаки. Застрекотали пулеметы.

«Кадиллак», наконец, тоже проснулся и рванул с места.

 

Пивная была открыта с раннего утра. Для тех, кому очень надо.

Но вот текилу с утра заказывали немногие. Лео дождался Найджела. Толстяк заполнил собой сразу пол диванчика в углу. Как эта туша помещалась в одной рассомахе, оставалось для оборотня величайшей загадкой.

- Мальчишку кто-то забрал. Остался только след силы. Кто-то из наших, - довольно ухмыльнулся толстяк.

- А если он так и не станет обедом? Что-то мало сейчас таких аккуратных, которые увозят еду с собой.

- Не нервничай. Будем искать. Копы нам все равно ничего не сделают. Или ты боишься стаи его приятелей-сопляков?

- *** *** ***, Найдж! А если это и был кто-то из «защитников порядка»? У них ведь тоже есть сила.

Толстяк пропустил ругательство мимо ушей, пожал плечами и печально взглянул на дно опустевшей кружки.

 

- Не бойся… я ничего не сделаю… все прошло… сюда никто не придет… не бойся… - Марк обнимал судорожно прижимавшегося к нему, мальчишку, гладил по волосам

- Они… все равно… найдут… - горло свело судорогой.

- Ерунда. У нас есть настоящая ведьма… Она сюда никого не пустит, - мужчина и раньше не замечал за собой таланта общения с детьми.

Ричи отстранился, вытер тыльной стороной ладони слезы. Точнее размазал по и без того мокрому лицу. Улыбнулся.

- Ладно. Только я все равно пойду.

- Неделя постельного режима. Завтрак через десять минут, - слова сопровождала спокойная улыбка.

- Зачем я тебе здесь?

- Я – Марк. И… отдохни. Потом решим – зачем, - мужчина вздохнул, поднялся. Направился в сторону кухни.

 

Хэлли ввалилась в дом где-то в средине завтрака. Утащила с тарелки брата блинчик, сделал глоток кофе и отправилась спать, пожелав удачного дня и лучезарно улыбнувшись на последок.

Марк вздохнул.

- Она отоспится и займется твоими ранами.

Ричи проследил за девушкой восхищенным взглядом.

- Вы с ней похожи, - смутившись, когда сообразил, что сказал.

Марк рассмеялся.

 

Ещё через пять дней в школу стало не надо. На месте старого здания рос густой лес, в котором водились злобные клыкастые монстры и хищные летающие книги. Кому такое привиделось под кайфом так и не выяснили. Но расколдовать учителей и здание не сумели – кажется, юный заклинатель вложил в этот кошмар всю силу.

Где-то в мире шла война. Вместо части востока осталась выжженная пустошь Вместо стран восходящего солнца - сияющее нечто, в котором видели райские пейзажи. Но доступа туда никому не было.

В нескольких местах во всем мире наблюдали пришествие сына божьего, нескольких тиранов. Но все новоявленные маги не могли воскрешать. Поэтому пришедшие иллюзии раз за разом рассеивались. Теперь везде создавались общины и группы. Стаи, где правил сильнейший. Хоть и решились за несколько дней проблемы голода и нехватки энергии.

Магическое поле становилось все сильнее с каждым днем, сколько из него не черпали силы, она только увеличивалась. Теперь сами города стали общаться с людьми. Предметы обретал свой разум, что тоже не добавляло порядка.

Город Хэлли оказался весьма спокойным, солидным консерватором. И катаклизмы в нем почти прекратились. Люди по привычке спали и ели. Магами стали не все, некоторые так и не смогли воспользоваться данной им силой. Лучше всего получалось у детей. И если бы не город, то все вокруг давно стало бы гигантским парком аттракционов. Даже полиция ещё продолжала работать. Отголоски мировых катаклизмов сюда почти не долетали. Только исчезли некоторые радиостанции и каналы. Люди по прежнему ходили в магазины и бары. Только теперь многие товары были делом рук самих продавцов. Сила инерции здесь была столь велика, что многие продолжали работать, получая не слишком нужную теперь зарплату.

 

Первый снег выпал только на Рождество. Дети развлекались, делая его разноцветным. Снежинки были порой с ладонь и образовывали причудливые узоры.

И этой же ночью белый зверь не заметил черную пантеру, крадущуюся в отдалении.

 

Ричи, улыбаясь, глядел на эти странные снежные хлопья. С крыши свисали сосульки со вкусом лимонада, какао, лакрицы. Дети громко обсуждали увиденного вчера эльфа.

Хэлли сидела, свернувшись уютным клубком в кресле и, улыбаясь, читала журнал мод. Теперь фантазия дизайнеров и вовсе не имела границ.

Марк по привычке подошел бесшумно, положил руку мальчику на плечо. Ответом ему была немного смущенная улыбка. Их задержавшийся гость все это время казался тенью, чье присутствие почти не ощущалось. Время проводилось за чтением старых книг и компьютерными играми. Попытки найти свой дар ни к чему не привели. Дальше безобидных иллюзий дело не шло.

Поймав себя на том, что о теплую ладонь хочется потереться щекой, Ричи покраснел. Марк прижал его к себе, положил подбородок на светлую макушку и продолжил смотреть в окно так. Мальчик вздохнул, но рыпаться он уже давно не пытался. По большому счету было все равно. И эта квартира стала хоть и странным, но домом. На коже остались тонкие полоски шрамов от когтей. Иногда хотелось увидеть мать. Часто в такие минуты с ним рядом оказывался один из огромных доберманов с пронзительно-голубыми глазами, просовывал морду под ладонь. Почему-то становилось легче.

Светлые ресницы опустились. Внутри сияющая пустота, звенящая, легкая. И чужие руки всегда такие теплые и мягкие… Он все же потерся затылком о плечо мужчины.

 

Когда Хэлли испарилась из комнаты, было непонятно. Она и так бывала на квартире у брата все реже. Но через десять минут девушка уже мчалась по улицам, заполненным самыми невообразимыми средствами передвижения. Одни единороги чего стоили…

 

Марк усмехнулся, почувствовав исчезновение сестры.

- Хочешь, попросим старика Сэма сотворить нам елку. До самого потолка… Рождество завтра... – тихо, на ухо, вдыхая запах светлых волос.

Ричи покраснел ещё больше, кивнул.

- Что ты хочешь на Рождество?

- А ты?

Оба невольно рассмеялись. Можно было пожелать что угодно. Хотя в мальчишке магический дар, казалось, никак не проявлялся.

Ричи развернулся в объятиях, прижался лбом к плечу мужчины. Светлый свитер немного кололся, а запах дезодоранта стал чем-то очень привычным.

- Ты что?

- Просто… с тобой тепло…

- Хорошо.

- А наряжать будем вместе?

- Конечно.

- Классно… - руки осторожно обвили шею мужчины. – Я почти не помню как это… Так что… классно.

- Что с тобой?

- Ничего. Просто с тобой тепло. И тогда было.

Марк беззвучно вздохнул, коснулся губами светлой макушки. Иногда хотелось чего-то кроме объятий. Но каждый раз он останавливался, вспоминая безнадежность в таких светлых сейчас глазах.

Ричи прижался немного сильней.

Мужчина немного приподнял его, покружил по комнате. И сам улыбнулся, услышав смех.

- Значит – пошли за елкой!

 

Марта мрачно смотрела в окно. В последнее время её бесило все, от собственных снов до чужого смеха. Она обернулась к Хэлли и Фрэнку.

- Знаете что, ребята… Пожалуй я уеду на каникулы куда-нибудь. Дадим последнее представление… Тот парень с юга… помните? Он все зовет к нему в дом. Я, пожалуй, съезжу…

- Конечно. Нет проблем! – ведьма улыбнулась.

- Что ещё за новости, красотка?! Моя девочка будет встречать Рождество черт знает с кем? – Фрэнк нахмурился.

- Да ладно тебе! - девушки почти хором.

- Если не вернет тебя к сроку – я его съем, - во рту блондина промелькнули клыки. Девушки засмеялись, Марта кивнула. Но пойти прогуляться отказалась на отрез.

Черноволосая только вздохнула и вновь улыбнулась на выходе, прощаясь.

 

«Кадиллак» мчался по улицам, мужчина вдыхал доносящиеся запахи хвои, снега, сладостей, и обнимал одной рукой свою спутницу, напевая ей что-то. Хэлли звонко смеялась и иногда подпевала. В своей белой шубке она окончательно стала похожа на кошку.

Иногда они останавливались, помогая детям доделать замок или снеговика. Просто было хорошее настроение.

 

Елка и впрямь была до потолка. Игрушки появились по мановению руки ведьмы, на ветках зажглись настоящие свечи. Фрэнк все ещё иногда хмурился, не обнаруживая под правой рукой Марты. Связаться с ней не получалось. Но оборотень быстро оттаял. Ужин удался на славу. Потом они всю ночь играли в снежки и любовались потрясающим фейерверком. Хэлен тихо поблагодарила город. В этот раз традиции спасли многое. Ричи звонко смеялся вместе со всеми. Обычная замкнутость куда-то исчезла.

Санта-Клаусов было шесть и все настоящие. Их подарки тоже.

Девушка укатила только под утро, время от времени любуясь отражением полупьяной пумы, развалившейся на заднем сидении.

 

Марк устроился в кресле. Спать ещё не хотелось, несмотря на приятную усталость, разливавшуюся по телу. В гостиной горел камин. Было уютно. В утренних сумерках за окном шел снег.

Вошедший мальчик был в белом и чем-то напоминал ангела.

«Стереотипы…» - мужчина улыбнулся мысли. А через минуту удивление не оставило от подобных мыслей и следа. Ричи сел ему на колени, обнял, прижимаясь. И только тогда поднял взгляд.

- Знаешь… мне нечего тебе подарить… - улыбка была насмешливой и легкой, поцелуй - немного неумелым.

Мужчина смог опомниться не сразу и ответил на автомате.

- Ты…что делаешь? – возмущения ещё не было слышно.

- Не нравится? – странно-спокойно.

Вместо ответа Марк прижал его сильнее к себе.

- Если я остаюсь с тобой… почему бы мне не быть твоим?... Если ты хочешь, чтобы я остался… Я, кажется, тебе нравлюсь?... – послушно, не поднимая головы от теплого плеча.

- Нравишься, - в синих глазах все ещё читалась растерянность.

- Тогда… - Ричи пожал плечами. Серебро его взгляда было непривычно-теплым. Он отстранился и через секунду сел мужчине на колени верхом, положил ладони на плечи, запрокинул голову, откидывая назад отросшие за это время волосы.

Новый поцелуй Марк продлил сам, заставив себя не думать ни о чем кроме. Стало на все плевать, только отпускать от себя это создание не хотелось. И вообще отпускать сейчас. Слова куда-то исчезли, вместе со всеми звуками, кроме треска огня в камине и прерывистого дыхания. Одежда последовала за ними. Удивление, ощущение неправильности смыло волной жара.

Каждое новое прикосновение заводило все больше.

Марк ласкал сам, показывал как лучше. Вспышка боли заставила Ричи застонать первый и единственный за все это время раз. Даже на пиках удовольствия он только сильнее прижимался, стараясь не отводить взгляд от синих глаз.

Сон пришел только под вечер.

 

Оборотни теперь вместе следили за пумой и ведьмой. Но пробраться в дом никак не удавалось. А мужчина с мальчишкой не выходили из квартиры уже несколько дней.

Предновогодний вечер выдался шумным. Рождественские праздники удались на славу. Все как будто успокоилось. Новый год ждали с не меньшим нетерпением.

 

- Скоро будет финальное шоу. Вот и фейерверк уже зажгли, - Фрэнк покосился на разноцветные огоньки, облаками перемещающиеся в воздухе. Если к ним прикоснуться по коже шло легкое покалывание.

- Да, - Хэлли поймала синий огонек. Вздохнула – до Марты было не дотянуться. Она ощущалась чем-то совсем чуждым.

- Не расстраивайся. Мы ведь договорились посмотреть вместе. Так что…

- Да. Красавчик, нам сегодня надо доделать одно дело. Мы ведь не хотим, чтобы какие-то идиоты испортили нашим голубкам праздник.

- Тогда – иди.

 

- Мааальчики, у меня для вас сюрприз, - девушка и не думала стучаться, вваливаясь в спальню. Ричи сонно улыбнулся ей, не поднимая головы с плеча мужчины.

Марк неохотно освободился от уютной полудремы.

- Двадцать минут на сборы. Поедете со мной! – ведьма вылетела на балкон, прежде чем ей успели возразить.

А потом было уже как-то поздно.

 

Из огромных окон роскошного пентхауса в лучшем отеле города открывался вид, от которого захватывало дух. В комнате осталась включенной только неоновая подсветка и огоньки на елке.

Ведьма кое-что подправила в оформлении зала.

Ужин получился веселым. И ощущение тепла так никуда и не делось, когда Хэлли с Фрэнком поднялись, чтобы уйти.

Прощаясь, черноволосая коснулась губами сначала щеки брата, потом Ричи. Взглянула в серебристые глаза и когда заметила осторожный кивок, подала обоим по серебряному кубку со сверкающим напитком, похожим по вкусу на малину, персики, ещё что-то неуловимо-солнечное. И велела загадать желание.

 

Прохлада шелковых простыней заставила Ричи вздрогнуть и тихо рассмеяться. Серебристые глаза сияли совершенным счастьем. От ведьминого вина по телу разливалась легкость, словно можно было летать без крыльев. Марк снова забыл о том, что есть что-то, кроме мальчика рядом.

При первом же проникновении сознания соприкоснулись. Ощущение друг друга стало чем-то абсолютным, заставляя чувствовать все усиливающиеся волны наслаждения.

 

Они были похожи на спецагентов из старых фильмов, когда вышли из лифта в своих одинаковых черных плащах.

На улице их уже ждали пантера и росомаха. Пума рванулась вперед. И через секунду к ней присоединился черный доберман.

 

Этой ночью ничего было не нужно кроме друг друга. И Ричи смеялся просто потому, что было немыслимо хорошо. И получал все новые поцелуи.

 

Кровь из свежих ран заливала снег и смешивалась с кровью мертвецов. Но это уже было неважно.

- Пойдем, малышка. Нам ещё надо забрать Марту.

Они ехали молча. Так же молча поднимались по лестнице и выламывали дверь в квартиру блондинки.

В том, что труп так хорошо сохранился, был виноват холод. Снег ровным слоем лежал в комнате с распахнутыми окнами.

- Она нас не дождалась, - Хэлли вздохнула, проведя по светлым волосам, взглянула на перерезанные вены подруги, оглянулась на мужчину.

- Жаль. Но мы ведь договорились. Так что пойдет с нами. Иди ко мне.

Ведьма послушно подошла, приникла к блондину.

Сеть их общей силы медленно заполнила комнату. А потом заставила подняться с постели блондинку. Она двигалась лишь благодаря магии, напоминая странную марионетку.

- Я хочу на самую высокую крышу. Это будет красиво.

- Да, моя хорошая. Пойдем, - Фрэнк улыбнулся и до самой крыши небоскреба не спускал девушку с рук.

 

Ричи заснул перед самым рассветом, немного позже, чем Марк. Он счастливо улыбался, даже когда сердце перестало биться.

 

Рассвет был изумрудным. Зеленое сияние цвета травы окружило весь мир. Магической энергии стало слишком много. Сначала это выглядело ослепительной волной света, беззвучным порывом ветра, выровнявшим поверхность планеты и окончательно смешавшим сушу с водой. Потом мир исчез, сжавшись до точки.

 

***

 

- Дедушка, почему ты всегда выигрываешь?! – надулся светловолосый карапуз, оглядывая ровное игровое поле.

- Потому что ты ещё не вырос. Немного подрастешь, и будешь выигрывать, - улыбнулся ему седовласый мужчина в смокинге. Ход с техническим развитием магического изначально мира пришел ему в голову случайно. – А теперь – спать.

- Ты будешь со мной играть, когда я проснусь?

- Конечно. Я всегда буду с тобой играть.

Свет в белоснежном зале с колоннами медленно гас. Пожилой дьявол выбрал облако и уложил туда малыша. Ребенок вздохнул.

- А когда закончат играть те, кто играет нами?

- Хотел бы и я это знать, - темные глаза полыхнули огнем, седовласый вышел из зала, прикрыв за собой дверь.

 

2005 – 2006 гг.

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...

Important Information