Jump to content
АнимеФорум

фанфик по "Ластэкзайлу",


Silverna

Recommended Posts

LASTEXILE: CHANGE OF SEASON

 

Первая часть, здесь спасают Алекса, Дио будет во второй и третьей частях.

 

Легкая эротика, переходящяя в тяжелый хентай, 18+

 

Новая редакция. Начата 1 июня. Решила сделать Майле блондинкой)))

 

LASTEXILE: CHANGE OF SEASON

 

***

 

В клубах дыма распадающегося на части крейсера Дельфины не было видно прозрачных сфер, разлетающихся во все стороны, как мыльные пузыри. "Пора!" - Майле заранее переключила сферу на ручное управление, чтобы выполнить задуманное.

"Я тте покажу - "в небо"!" - злорадно ухмыльнулась она - несколько взмахов ножа по извивающимся плетям - успеть, успеть! - и розы отпустили безжизненную фигуру человека в изорванной одежде, скользнувшую по накренившемуся полу.

- Только со мной! - Майле успела вцепиться в него, и они сорвались вниз - внезапный ужас парализовал ее - она не сразу вспомнила, что сфера не на автомате! Но мгновение - и они плавно поплыли в прозрачном шаре.

Майле глубоко вздохнула - не каждый день падаешь с неба! - и наконец, прошептала, дотронувшись до его шеи:

- Живой...

Провела пальчиком по его волосам, щеке... излучая одной ей видимое голубое сияние...

- Рядом... - Устало улыбнулась, - моя добыча... - За последние несколько дней жизнь этого человека стала смыслом ее существования...

Задав курс на Анатоль, она закрыла глаза - и только теперь почувствовала неукротимую нервную дрожь... Она еще не знала, какую тяжкую взвалила на себя ношу.

 

 

 

***

 

Обрыв, похожий на трамплин в небо.

Пропасть, сулящая вечность.

София здесь уже третий раз.

Позавчера торжественно открыли мемориал.

Кто она теперь? Кем она была?

Она должна была сложить полномочия... Или - нет! Тогда приказ отдал бы ее преемник... Она должна была просто молчать. Когда взоры всего мира были обращены к ней, молчать даже под пыткой. Даже есди бы к ее горлу приставили нож.

Отречся от престола - это ведь слабость? А она так хотела быть сильной. Раздавить свое сердце, ничего личного, в один миг стать героем для своих подданных. Забыв о том, что она - любит. Забыв, что об этом энает весь мир. Что потом любой сможет показать на нее пальцем - она предала лучшего из лучших, дабы не уронить своего императорского величия.

Земля, усыпанная телами чьих-то любимых...

Она даже не смогла проститься... Винсент сказал, что найти, - София, не реви! - останки, - София, сожми зубы и живи! - совершенно нереально.

- Я навсегда останусь твоим первым помощником...

София, как ты посмела не умереть?

Ты... не хочешь отсюда - в небо?

 

 

 

:D

post-73540-1199790391_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

  • Replies 89
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

***

 

Его лицо дернулось, он открыл глаза - и, после безуспешной попытки приподняться, закусил губу и опустил голову на песок.

- Ч-что происходит?

- О! Очухался!

Его взгляд остановился на гильдийском знаке, видневшемся из-под челки - "служанка Дельфины"...

- Ты... еще не убила меня... - он снова закрыл глаза и тяжело вздохнул, вздох напоролся на боль и превратился в стон...

- Тихо, тихо, не дергайся... Ты так и не понял? - мягкий извиняющийся почему-то голос... Я... не совсем та... не совсем то, что ты думаешь.

Зачем?! Там, в Грандстриме его ждала Юрис, и была близка, как никогда, еще немного, и он бы коснулся ее рукой...И вдруг...эта странная девка из Гильдии... и...

Он снова открыл глаза.

- Где я?

- Мы в пустыне, война кончилась, Гильдии больше нет, - беспечно прощебетала гильдийка, как будто ее это не касалось.

Она деловито капнула из склянки какой-то белой взвеси на распухшую от застрявшего шипа кожу на его плече, быстрым уверенным движением вынула загнутую колючку и... осторожно и нежно поцеловала больное место, приоткрыв слегка влажные губы и на мгновение коснувшись язычком.

- Прекрати...

- И не подумаю, - девчонка делала вид, что не понимает, о чем речь. - Через пару дней будешь, как новенький.

В это трудно верилось, потому что в порваной одежде он напоминал человека, побывавшего в пчелином улье или подравшегося с кошками.

Воспользовавшись замешательством со стороны весьма обаятельного пациента, она таким же образом извлекла еще нескольких шипов, засевших на груди, плечах и шее.

- П-пользуешься моей слабостью?

- ...они ж, черти, продолжают расти и загибаться. Расслабься.

- ...как кур на вертеле...

- Ох, уже шутить пытается.

- Я хотел сдохнуть, а ты...

- А я подливала противоядие!

- ?!

- В тот день, когда ты ее прикончил, я добилась потрясающего состава. Моя гордость! - тряхнула она склянкой. - Выпей. Один глоток. Так... И надо чуть-чуть подождать... Голова кружится?

Вместо ответа он закрыл глаза. Все плыло, откуда-то издалека донеслось:

- А вот теперь потерпи...

... И он изогнулся от боли, вцепившись в покрытый какой-то пленкой песок, когда она вынимала заостренный отросток стебля, проникший между ребер.

- Зараза, уже затвердел, - процедила она сквозь зубы, - на конце отростка были жестокие зазубрины. - Извини... Не успела изготовить подходящий анестетик... - Она с отвращением отшвырнула отросток. - Но... правда - больше больно не будет... - и прильнула губами к ране.

"Как с ребенком" - вдруг лениво и беззлобно проплыла мысль. Он одурманенно слабел от тепла разливавшейся в нем эйфории, как будто ее язычок дотронулся уставшего сердца. А бессовестные губы, касающиеся раненой груди, что-то шептали - наверное, заговор - боль исчезала, и он, проваливаясь в сладкую дрему, неожиданно дернул слабеющими пальцами ее локон: "Ведьма..." и утонул в светлой пустоте...

^_^

 

***

 

Когда он вновь открыл глаза, солнце уже село. "Ведьма" сидела, привалившись к камню и как будто дремала. Ее аккуратная прежде гильдийская прическа растрепалась, скинутый плащ небрежно валялся на песке. Капитан вдруг подумал, что давно не видел новых лиц, и теперь машинально разглядывал ее. Затем приподнялся, сел... С удивлением отметив весьма сносное самочувствие.

...Прозрение ослепительной молнией пронзило сознание, точно пелена с глаз сошла... Война кончилась, Гильдии больше нет... Команду по домам, "Сильвану" - на переплавку, его - в дом для душевнобольных ветеранов?!! Он убил, убил эту дрянь, он был в двух шагах от вожделенного покоя...

- Дура!!! - вырвался крик...

Дура-а-а... Сидит, глазами хлопает... Что может понимать это холеное чучело?! Но в одно мгновение ее взгляд стал осмысленным, она поднялась:

- Э, э-эй, ты...

- Ты знаешь,что ты сделала?!

- Спокойно.

Она положила руки ему на плечи сзади, большими пальцами касаясь шеи...

- Не прикасайся ко мне! - он попытался отшатнуться, но от слабости потерял равновесие, и непроизвольно позволил гильдийке поддержать себя.

- Я не причиню тебе вреда... Остынь, все не так плохо.

Отбросить, оттолкнуть, нет - убить! - он думал, что задохнется от ненависти, сжались кулаки... но почему-то продолжал сидеть, удивленно принимая ручейки безмятежных искорок, бежавшие в буйну голову и вниз по позвоночнику...

- У вас спасение человека осуждается моралью? - ее голос звучал как-то ниже и серьезней.

"Интересный голос..."

- Не пугай меня больше так, ладно? Я же не знаю ваших порядков...

"Странное состояние - полный покой..."

- Тебе надо поесть.

Никакой реакции.

- Рассказать тебе, как мы спаслись?

Он кивнул.

- Я тебя вытащила в своей сфере.

- Сфере?..

- А-а... Средство эвакуации.

- Что?

- Ну можно же догадаться, что Гильдия старалась обезопасить себя на случай внезапной атаки! - голос снова стал обычным, но Алекс не испытывал ни злости, ни отвращения. Даже несколько сожалел об эмоциональном срыве. подумал, как быстро она его сняла и как легко стало дышать. "Точно, - ведьма..." - И когда долбануло, - продолжала она, - вокруг нас - вернее, некоторых из нас - возникли прозрачные шары. Дельфина вообще-то предпочитала пользоваться ими просто для передвижения... Их энергии хватает, чтобы добраться до земли... А я... Извини, я... Я взяла тебя в свою сферу. Мы сейчас в ней. Только изнутри она не видна.

Он пошарил правой рукой и над головой действительно обнаружил нечто похожее на гладкую поверхность. Потом хмуро тряс кистью.

- Ага... - поняла Майле. - Связки потянуты? Ниче-так была шейка Дельфины?

Она предприняла попытку взять его руку, но...

- Я же говорил - перестань.

- А я - врач, и обещала, что больно не будет!

- Врач? Я думал - наоборот, - он язвительно усмехнулся.

- Давай руку - докажу. Прям странный какой-то, шарахаешься, как девушка... Мазохист, что ли?

Интерес и задетое самолюбие взяли верх.

Конечно, голубого света он не видел, но... черт возьми... необычное ощущение... Теплые искорки - от руки по всему телу - и боли как ни бывало.

- Эх, надо было с тобой на что-нибудь поспорить, - вздохнула Майле. - Например, чтоб ты мне рекомендацию для устройства на работу дал...

 

- У тебя будет работа, - немного помедлив, сказал капитан.

 

***

post-73540-1166923854_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

- ...Уже не взлетает, - вздохнула Майле, щелкая кнопкой маленького устройства на поясе. - Но в обездвиженном состоянии сфера может прослужить неделю минимум. Так что у нас в запасе еще пара-тройка дней есть.

- Меня так тряхнуло? - равнодушно, как бы между прочим, осведомился капитан.

- Да рвануло совсем рядом! Ты вообще не жилец был!

"Не больно-то и хотелось". Опять жив... И опять все с нуля.

- Вот незадача...

"Это она сказала??"

"Это она сказала?"... - что-то неуловимое проскользнуло, как будто несколько нот когда-то любимой музыки, но не можешь вспомнить - какой... И эта светлая пустота на сердце... Да нет, даже не пустота - чистота.

 

- ... никогда не была в городах, - продолжала болтать девчонка. - Говорят, там очень грязно... И жилья у меня нет... Как надоела эта смесь! Хочется нормальной пищи... А что едят на земле? ... Эй, ты что, язык проглотил?

- Я должен что-то говорить?

- Ты даже не спрашиваешь моего имени!

- Прислужница Дельфины, заставившая меня думать, как жить дальше.

- Это так страшно? Тогда просто - не думай! У тебя хоть есть, где жить...

- Я этого не планировал.

- Знаешь, а еще у тебя есть человек, который просто хочет, чтобы тебе было хорошо, - Майле осторожно коснулась его головы своими голубыми лучиками.

- Извини, - сказал он раздраженно. - Я устал. Этот человек слишком болтлив. - и через минуту уже спал.

"Вот мы сейчас о тебе все и узнаем..."

Майле уселась поудобней, держа руки над его головой. Голубое свечение вдруг стало похоже на густое облако цвета спекшейся крови...

"Мама родная - и ты ухитрялся жить с такими настроениями?! Лучше уж сразу удавиться... Ладно, хочешь ты или не хочешь - ... Хотя, конечно, за один раз такое не вылечишь..."

Майле держала руки, пока снова не появилось голубое сияние. И тогда без сил рухнула рядом...

Она проснулась от тяжести обнявшей ее руки. Что приснилось ему?.. Мгновение она во все глаза смотрела на него - как вдруг он очнулся, и его словно подбросило:

- Ну, знаешь! Давай, рассказывай, кто ты, и что происходит!

- Значит, все-таки не помнишь...

- Что?

- А... Да нет... Тебе послышалось... - отрешенно ответила "ведьма". - Я так... Расскажу, конечно... Хочешь наружу?

- Не помешает, - буркнул он.

От небрежного взмаха ее руки что-то звякнуло, и он ощутил тяжелое марево пустыни вместо свежего бриза внутри их убежища.

"Поймать, что ли, дикую курицу?" - подумалось ей как-то невзначай. Но, видя его заплетающуюся походку, поняла, что ему - слабо, а ей - лениво. Да и незачем, когда питательной смеси еще недели на две. Пузырьками и скляночками всех свойств, вкусов и цветов был доверху полон ее нехилый рюкзачок.

Наконец он ввалился и рухнул со словами: "Ну и пекло там..."

- Есть хочешь?

- Н-не понял еще...

- Тогда вот. Выпей глоточек зелененького, для поддержания сил. Иначе совсем ноги протянешь. Ты и так уже, кажется, забыл, для чего они... Глоток, не больше! А то полдня будешь носиться, как бешеная лошадь, а потом сутки лежать, как загнанная.

Все это время она как бы невзначай перебирала пальцы его руки, не занятой флягой, будто имела на это право. А он... - ну, терпел в определенных пределах. В конце концов, она так искренне хочет помочь... Он попытался представить, как через день-другой вернется на корабль... "Нужно пробить Софии идею переоборудовать "Сильвану" в научную базу. Конечно, оставив полную боеспособность. Эта докторша будет хорошим козырем".. Нереальность, контрастные тени, солнце слепит глаза... Белое прокаленное небо, жизнь с чистого листа... Да... но в сердце поселилось какое-то смутное беспокойство, тоже совершенно новое...

Он резко отдал флягу, отдернул руку и сел, уставившись в песок, так что волосы почти скрыли лицо.

- Так. Рассказывай. Кем ты была в Гильдии и почему взялась меня спасать.

Майле вздохнула. Тут уж ничего не поделаешь - рано или поздно...

- Я была личным врачем Дельфины. Я просто исправляю свою ошибку.

- Подробней.

"Красивый, черт... Только брови у переносицы дрожат... Странный"

- Такой тэрос означает касту рабов. Но мне повезло - я была одной из наложниц Цикады. Это считалось круто, все-таки не клавдиевые разработки... Но нужно было еще круче. После совершеннолетия тех, кто до него дожил, сбрасывали в Грандстрим... Рабы недостойны присягать.

Она отвернулась и замолчала, что-то вычерчивая пальцем на песке - видимо воспоминания были не из приятных.

- Я очень хотела жить. Меня все так увлекало... К шестнадцати годам я изготовила любовный эликсир и еще там по мелочам разное... что заставило Цикаду и... других... забыть о моем возрасте... Я стала вечной девочкой... Для всех...

Он почувствовал боль. Ее боль. С удивлением поймал себя на желании взять ее за плечики, повернуть, чтобы увидеть глаза... По привычке подавил эту блажь.

- Потом это стало так невыносимо... - она поежилась, замотала головой. - Надо было придумывать еще что-то, чтобы оставаться незаменимой... - ее голос стал срываться, переходя со всхлипов на шепот. - Тебе это нужно?

- Ты не ответила на вторую половину вопроса.

- Я увлекалась химией, потом - цветоводством... Выводила по заказам Дельфины новые виды... Она подтолкнула меня к мысли совместить знания. Был заказ - я не думала о последствиях. Мне было интересно... Я наконец почувствовала себя состоявшимся человеком... В безопасности... Сферу дают не каждому!

- Ты не ответила на вторую половину вопроса.

- Ну ты не понял, что ли? - совсем упавшим голосом спросила она. - Этих монстров породила я! Это мое детище - паразитирующие на человеке растения! Они пьют его кровь и заменяют ее на то, чем я их поливаю... - Майле обиженно захлюпала. - Это был заказ, я не могла! И я ведь до этого никогда не видела их в действии... Теперь ты можешь убить меня...

Воцарилось тягостное молчание, прерываемое ее судорожными всхлипами.

Он смотрел на сведенные плачем открытые плечи...

Сбросить наваждение, покончить с заморочкой... Все - ложь. Она - враг.

Вот. Длинный и острый, с зазубринами. Отросток жуткого растения в его крови и песке... Обрывки мыслей, как камни, падающие в ненасытную пропасть его одиночества и отдающиеся эхом кошмаров, боли, тоски - ставших привычными - и пережитое ощущение собственной смерти..."Тебе это нужно?" - вдруг прозвучало в голове ее голосом.

- А еще знаешь, почему мне удалось выжить? - она сглотнула всхлип, - Потому что я сижу к тебе спиной, но если я сейчас резко повернусь, тебе станет неловко и стыдно...

- Вот черт! - он отбросил подальше острие. - Ты что, еще и ясновидящая?!

- Не то, чтобы... Я никогда не предсказывала вперед. Но если происходит что-то ужасное, передо мной возникают картинки... или фразы - и я точно знаю, что... так и есть. Это бывает очень редко. Можно, я теперь задам вопросы?

- Ну... задай. - оторопело произнес он.

- Скажи, ты вообще за эти годы вспомнил хоть раз о чужих страданиях? Жить ради убийства...Де-сять-лет жить только этим?

- Ну-ка, хватит!

- Нет, не хватит! Неужели любовь к погибшему человеку не могла побудить тебя к созиданию? Во имя ее памяти?

- Я... Ты не можешь ничего об этом знать! Ты ничего не понимаешь, и гонишь полную ерунду!

- А ты помнишь глаза Дио, когда ты назвал мистериум его семьи Дельфине?.. Ты помнишь

- Так, если будешь продолжать - я тебя ударю!

- О! Это должно у тебя получаться лучше всего! Ты же больше вообще ни на что не способен!

...Она отлетела и по внутренней невидимой стороне сферы сползла в песок. Конечно, удар был так, для острастки. Просто сильный толчок в грудь. Казалось, он сам пострадал от него сильней - Майле даже не сразу поняла, в чем дело.

Он сидел на песке, с ужасом глядя на результат своей несдержанности и трясущимися руками тер лицо, путаясь в словах:

- Ч-черт... Н-не понимаю... В... г-глазах щиплет... Она сама, не знаю... бред какой-то... Чертова ведьма...Чем ты меня напоила?!

"Бедолага! Не знать, что такое слезы?!" - она тайно торжествовала.

Она взяла его руки и приложила к своим щекам:

- Все хорошо, извини, я нарывалась.

- Да... То есть... Ладно, ты ведь хотела еще что-то спросить? - он отнял руки.

- София.

- Ммм... - Алекс болезненно поджал губы. - Этого в двух словах не расскажешь... Считай, что она мне просто не нравилась... Или ты про коронацию?.. Там можно было так стрельнуть, чтоб они не пострадали, конечно риск был... Но не бывает войны без риска!

- Ладно, я вообще-то не про коронацию.

Алекс замолчал... и надолго погрузился в задумчивость.

post-73540-1181924115_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

Майле подобралась к нему сзади и молча обхватила, запустив руки под рваный китель и скрестив ладони на его груди. Нахлынула свежим запахом морской воды...

Так же молча, осторожно, но твердо он попытался разомкнуть обьятия - но то ли действительно был еще слаб, то ли правду говорят, что гильдийцы могут быть неестественно сильны, и...

Майле почувствовала как забилось у него сердце.

- Я же говорил - н-не надо... - выдохнул он. - Черт тебя возьми!!! Мне это неприятно! - Алекс-таки вывернулся из ее рук - похоже, она ослабила их, получив желаемый результат.

- Ток врать не надо. Приятно. Так что - София?

- Она... хотя бы прилично себя вела.

"И осталась с носом" - победоносно констатировала Майле.

- ...она была моим другом, да, я знаю, ее все жалели, считали, что я ей чего-то должен... Но... у нее было два фатальных недостатка - она внешне была похожа на Юрис, но характер... Это уже второе. При кажущейся мягкости и доброте - она всегда оставалась Императрицей. Такая двойственность... Это что-то опасное. Слабость, помноженная на власть... Между прочим, её все считают сильным человеком - но мне так не казалось. Это не та сила, в которой можешь быть уверен...

 

Откуда эта готовность все рассказать? Вот так вот распинаться перед какой-то гильдийкой-отравительницей?! Какого черта, он даже не знает ее имени!

- Майле.

- Что?

- Ты до сих пор не спросил моего имени, это, впрочем, понятно... Меня зовут Майле Кре.

Она ласково отвела с его лица темные пряди волос.

- А ты - А-а-алекс. Ка-а-акие интересные у тебя глаза - вокруг зрачка - Грандстри-им, а к краю радужки - закатное небо... А... этому шраму - десять лет?

"Да. И седой прядке над ним."

- Ну, ее совсем не видно...

"черт, она еще и мысли читает!"

- Ой... Извини... Они сами... в голове появляются...

- Да вообще-то мне скрывать нечего.

- Да я и не могу на самом деле читать мысли. Это бывает случайно и очень редко - просто какое-то мимолетное озарение... Так что не бойся - все твои тайны останутся при тебе.

- "не бойся", ха... Ты о себе высокого мнения...

Она опять как бы невзначай поцеловала его - он отпрянул:

- Э... Эликсир?!! - Алекс и в мыслях не мог допустить, что глупые поцелуйчики вражеской шлюшки... что-то меняют... сбивают с толку и заставляют нервничать.

Ее передернуло.

- Упаси боже. Я его еще тогда, в юности выбросила. Все, что под ним происходит, потом вспоминается с отвращением. Поверь мне, как специалисту, - она усмехнулась. - Все самое лучшее - только в нас. Просто ты уже забыл... как это бывает...

- Вот и оставь меня в покое.

- Да, действительно - чегой-то я? - какое мое дело. Мне просто показалось - рано тебе умирать. Уж извини. А вот выговориться тебе - это я как врач рекомендую. Так есть будешь?

- Нет!!!

 

***

 

Сфера таяла. Ночью она еще поддерживала микроклимат - но утреннее солнце с каждой минутой все больше напоминало о том, что они в пустыне.

Майле расстегнула молнии по бокам комбинезона и сняла ботинки.

- Да стаскивай ты свою рванину - жарко и безрадостно. Вот на хрена тебе сапоги? Сваришься как яйцо, думаешь, сразу крутым станешь?

- Я и так крутой, - как бы на полном серьезе сообщил Алекс.

- Ага. Знаем. Только вот заноз насажал. Кстати, нигде там больше - ниче? Давай посмотрю, - в предвкушении снятия рубашки, интересной такой - на молнии вместо пуговиц - ободрилась Майле.

"Послать бы ее... Успеется"

- Нет.

Она, кокетливо подглядывая, опустила голову, борясь с проснувшимися желаниями - и признаваясь себе, что стала помогать ему, потому что сочла его безумно красивым, с ног до кончиков волос... Ну просто до неприличия. Ух, а как хотелось поучаствовать в раздевании, чтобы опять касаться его кожи - ну, подранной, конечно, но это так скоро пройдет... Чтобы как будто случайно завести его; он так забавно пытается скрыть симпатию, похоже, прежде всего от себя самого. И так плохо ему это удается... И чего брыкается? Странный...

 

***

 

Так они и сидели в тени камня, потягивая "питательную смесь" - жидкость без вкуса и запаха, быстро и надолго убивающую чувство голода. "Как два идиота..." - с грустью подумала Майле. Но с ним нужно осторожно... очень осторожно. И вдруг она услышала над самым ухом шепот:

- Так вот откуда запах морского бриза! - он коснулся лицом ее волос, и предательские мурашки побежали по телу. - Да ты вся дрожишь! - он взял ее руку, и она уже совершенно не могла совладать с нервной дрожью.

- У тебя сильная энергетика... - с трудом прошептала Майле и откинула голову... стукнувшись о камень, - черт!

- Значит... Я тоже могу лечить! - и он запустил пальцы в ее растрепаные волосы.

- Заболеть, что ли?..

- А кто меня лечить будет?..

...Алекс обнаружил себя сидящим в непозволительной близости к гильдийке с ощущением, как будто его только что разбудили.

Что-то снилось... Но сон уже улетучился и забыт... Последние минут пять были вытерты из памяти, оставив странное чувство... "Я... я... не хочу умирать!"

post-73540-1181924255_thumb.jpg

post-73540-1181925505_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

...Вдруг он вскочил: "Сильвана!!!"

Майле с трудом рассмотрела крохотную точку в небе и подумала, что это даже хорошо, что отношения развиваются не слишком быстро - как бы не наломать дров... - а он уже кричал: "Красный ваншип!", "Хэвикарго!"

Однако ваншипы летели не к ним. Там, где он опустился, стала видна еще одна фигура.

- Ага, соплеменников твоих подбирают... Интересно, кто отдал приказ? - Алекс посуровел. То есть стал таким, как обычно. - От них может быть много пользы.

- Точно! Кроме того: тех, кто действительно любил Дельфину, я чего-то не припомню. Боялись, приспосабливались... Бежали.

- Я имею опыт работы с бунтовщиками из Гильдии.

- А если по приказу Императрицы их всех - "того"?

- Меня не интересуют чьи-то приказы. "Сильвана" - мое государство.

- Ну так чтобы нас заметили, надо выйти на открытое место.

- Спечемся.

- Ну, попробуем сделать из моего плаща тент. И заметнее станем. Ярко выраженный такой гильдийский тент. Найти бы стояки... Ни деревца, ни коряги, - она, прищуриваясь, оглядывала местность, лениво прохаживаясь, загребая ботинками песок... И вдруг такой беззащитной показалась она ему - огромные ботинки, которые пришлось снова надеть, потому что песок стал слишком горяч - и тоненькая фигурка в расстегнутых снизу до колена белых брючках, над которыми громоздилась странная конструкция топа без бретелек - металлические пластины и эластичная ткань, во всех подробностях обтягивающая грудь. Открытая спина, на которую беспорядочно набросаны пряди потерявших заколки тоже белых волос...

"А ведь она тоже... все потеряла. И тоже - в целом мире - никого... И при этом - ни злобы, ни ненависти. Ей даже как будто интересно."

Но вот жрать он у нее ничего не будет! От ее химии в голове не пойми что происходит...

- Эй! Иди сюда! Они уже летят!

 

- Ка...пи...та-ан... - прошептала срывающимся голосом Алиса и захлюпала, как ребенок, прикрыв нижнюю часть лица рукой и не сводя с Алекса широко распахнутых глазок.

- Алекс... Я ждала. Я знала. Ты не из тех, кто... пропадает!.. - Татьяна, тоже явно ошрашенная, не могла ничего выдать, кроме знаменитой своей деловой собранности, этой ее палочки-выручалочки на все случаи жизни - и они обменялись рукопожатием...

Лицо Татьяны светилось утренним солнцем, и в глазах едва блестнули капли росы. Или это были зародившиеся жемчужины в огромных перламутровых раковинах...

- Ну, к делу. Насколько я понял, подбираете гильдийцев. Сколько уже на борту?

- Восемь человек. С ней вот, - Татьяна кивнула на Майле, - девять. Я вызову грузовик? Пока мы их изолируем по приказу Софии, еще не допрашивали.

- Так. Софии - Императрицы или Софии - Первого Помощника?

Почувствовалось неловкое молчание.

- Она на корабле?

- Да.

Алекс тяжело вздохнул и погрузился в мыслительный процесс. Наконец он сказал:

- Мне не хотелось бы сейчас раскрываться...

Татьяна покосилась на Майле.

Тревожный холодок пробежал по сердцу. Алекс процедил:

- Это не пленница. В конце концов, она меня спасла. А София... Ее присутствие просто давит мне на психику.

 

"Майле станет врачом на "Сильване". Всего лишь. Не больше..."

Татьяна несколько растерялась. "Не хочет видеть Софию? Допустим, но... Он, ее Геро2, ее Капитан Роу - и какая-то девчонка из стана врага, которую он отказывается называть пленницей?!" - это не укладывалось в голове...

 

***

- Так... Значит надо всего-навсего отправить Софию во дворец, - подытожила Татьяна, - и каким образом?

- Ну... Ее может отозвать Винсент, - робко предложила Алиса.

- Винсент? С ним все в порядке? - Алекс повел бровью.

- Более чем. Он управляющий госделами в отсутствие Софии - редкий проныра, - Татьяна позволила себе вольность: ну, недолюбливала она его.

- Ммм... И... часто она отсутствует?

- Она почти все время на "Сильване", Алекс.

- Медом ей там намазано... - не удержалась Алиса.

- На корабле она чувствует себя хозяйкой, - пояснила Татьяна. - А во дворце, видите ли, Винсент. После всего, что произошло, София... Вобщем старается выглядеть волевой Императрицей, но... Как будто стержня лишилась... Винсент этим пользуется, это так заметно... - Татьяна, нахмурившись, замолчала.

 

- Значит, Винсент... - Алекс задумался. - Вот и хорошо...

- А-а еще на днях она посетила твою могилку... - осторожно произнесла Алиса.

- Вот как... А в гробу я лежал? - язвительно спросил капитан.

Алиса поняла, что сказала "а", и теперь...

- Э-э... там... В общем, когда был дан огонь по крейсеру Дельфины, все думали, что ты остался во дворце, вдруг Вина сказала, что за миг до взрывов слышала твой голос... ну, вроде, ты произнес имя...

- Да.

- Когда София переспросила, Вина сказала... что... ее... Софии. Ну, поставили мемориал на кладбище...

Алекс не был бы собой, если бы позволил себе при дамах выразить охватившие его эмоции.

- Перо, бумагу, чернила, - коротко бросил он.

...И не была бы собой Татьяна, если бы у нее всего этого не нашлось.

- Пишем Винсенту, - Алекс пристроился на стабилизаторе. - Так...

- "...Приходи в полночь на мою могилу, я далеко от нее не отхожу-у-у", - провыла Майле из-за камня, где она сидела в теньке.

Взрыв хохота даже в такой момент, можно сказать, государственной важности... А по тому, как Алекс, почти улыбаясь, погрозил ей пальцем, девушки поняли, что произошло нечто экстраординарное, это действительно далеко не пленница, и Софию лучше оградить...

post-73540-1166924419_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

"Дорогой друг мой Винс! Несмотря на все передряги, я счастлив, что мы оба живы, и, надеюсь, что живы наши теплые отношения. О том, где я и что, знают только два человека, доставившие сей документ. Его секретность можешь оценить по собственному усмотрению. Единственное, чего бы мне очень хотелось, так это чтобы дела государственной важности заставили бы нашу общую подругу немедленно покинуть корабль и явиться во дворец, ибо мне хотелось бы некоторое время провести там, не засвечиваясь в столь высоких кругах.

Почерк мой."

 

"Вот подхалим" - подумал сам про себя.

- Вот. Татьяна, постарайся не мешкать, в пустыне ночью очень неуютно...

- Час туда, час обратно. Пока соберется - уже ночь. Хотя... Если направить сюда "Сильвану"... Я постараюсь управиться, капитан.

Когда красный ваншип скрылся из виду, солнце было еще в зените.

- Последние часы... - грустно произнесла Майле.

- Последние часы - чего? Не понял...

- Не знала, как выглядит закат с земли, - она замяла тему. - Таким оранжевым...

Алекс нахмурился.

- Нет. Он не должен быть таким, такой странный закат я вижу впервые. - и опять ушел в себя.

Майле мучительно искала повод поприставать - когда еще доведется... Наконец, идея пришла.

- Слушай, вот чего ты торчишь на солнцепеке? Да еще с черной гривой... У тебя уже спина красная. Перегреться хочешь? Иди сюда.

Он молча сполз с валуна и сел рядом. Майле копалась в рюкзаке.

- Повернись спиной, я тебя от ожога намажу. Чтобы шкурка не облезла.

Он, как-то странно прищурившись, посмотрел на нее... Вслед за таким взглядом обычно должна следовать какая-нибудь фраза типа "Отвали-достала", но он так же молча повернулся и даже сам наклонил голову, чтобы не мешали волосы. Действительно - зачем ему еще и перегрев?

Майле расстаралась. С его стороны не последовало никаких эмоций, даже после дополнения в виде массажа. Потом он откинул голову назад, глаза его были закрыты. Да... Занятное ощущение... Видать, девчонка и впрямь великая докторша... Даже интересно.

 

Не открывая глаз, он наконец сказал:

- Надо попробовать поспать, пока песок теплый.

- На, постели мой плащ. Смотри, какой он здоровый! В него два раза завернуться можно, если... во: вот так... расстегнуть.

Он открыл глаза.

- Ну? Чему удивился? Ложись. И спи.

Он опять странно посмотрел на нее - и с явным удовольствием растянулся на мягкой глади шелка, так же молча. Майле наклонилась, чтобы накрыть его второй половиной - как вдруг он схватил ее за руку и грубо повалил рядом с собой. От неожиданности она ахнула, дыхание сбилось - и когда он прижал ее - нарочито грубо, оскорбительно...

- Мне это не нужно, понимаешь? - с брезгливым выражением на лице бросил он.

Майле ничего не ответила, затаилась, как мышка... Уткнулась лицом в его грудь.

Теперь ему нужно так же грубо ее оттолкнуть, чтоб впредь знала, как себя вести...

А она - так доверчиво... Такая маленькая, хрупкая... Это же... сломать страшно...

Минутного замешательства хватило, чтобы Алекс понял - момент, когда следовало оттолкнуть - упущен... Сердцебиение предательски сообщало, что стратегический планморального подавления противника провален... Этому было и другое подтверждение.

Так. И что теперь делать? Сдвидуть бы ее куда-нибудь подальше от этого "подтверждения"... Да поздно...

"На хрена ж я это сделал?! Что-то последнее время подводит меня моя самоуверенность..."

Морем пахнет...

А может... действительно - просто не думать?

А если не думать... Если просто чувствовать эту светлую чистоту - она не тяготит...

То, что он остался жив - не его вина.

Майле замерла в ожидании - что будет дальше... "Что-то не так... М-м... С обычной похотью он справится легко... Неужели... - ничего, кроме этого?" Дурацкая слезинка скатилась на грудь капитана, и... Майле уловила едва заметное шевеление его пальцев - словно человек удостоверился в ее присутствии... Или засвидетельствовал свое. Такое бывает во сне, но он не спал - Майле уже знала детальку - он вздрагивает, очень отчетливо, когда засыпает.

"Я себя не контролирую" - констатировал Алекс... Платиновый шелк волос, поповшихся под руку... Искорки эйфории от прикосновений...

"Черт... Так, еще немного, и я распущу руки?.. Ну уж нет! Заруби, капитан, себе на носу - все это результат пойла, которым она тебя накачала. Язык-то у Дельфины кто тебе развязал? Вот то-то. Так что ничего удивительного, что она пытается манипулировать тобой с помощью своей химии. А потом - как кошка: залезает на колени и ну давай мурчать... Ее не интересует, любишь ли ты кошек, а ты - ладно уж, не прогоняешь, в конце концов, это просто кошка, пусть ее... Перестаешь обращать внимание. Да, просто не замечать. Это же не тудно. У кошки тоже гладкая шерстка, которую приятно погладить. И что с того?"

Его объятие ослабевало, сердце билось все спокойней...

Ага. Вот, спит... "Черт его разберет, что же ему надо?!" - злилась Майле, не в силах расслабиться от такой близости... Задремала, когда над горизонтом уже появилось оранжевое зарево.

 

***

 

...Проснулась от шума двигателя. Алекса рядом не было, а сама она была аккуратно укутана плащом. Солнце клонилось к закату, веяло прохладой. "Принес же их бес... Холодная ночь в пустыне обещала быть такой романтичной..." - едва подумала она, как услышала голоса, вскочила и вновь увидела красный ваншип, Татьяну и Алекса - он был раздражен.

- Вы с Майле - на заднем!

И занял место пилота.

- Ты что - с ума спятил?! - взвилась Майле. - Ты же... на ногах еле стоишь! При такой кровопотере еше и не ел ничего! Ты же сознание потеряешь от перепадов давления!!!

- Это приказ, - бесстрастро произнесла Татьяна.

- Не для меня!- фыркнула Майле.

- Давайте, садитесь! - прикрикнул Алекс.

- Прощай! Я ухожу в город. Я еще не готова превратиться в лепешку, - она взвалила рюкзак и зашагала туда, где между горами виднелся просвет.

- Но... ей же... негде жить! Она же... классный врач! - вот чертова ведьма, все-таки одну занозу - в сердце - она оставила... Ему стало страшно... Видеть ее удаляющийся силуэт.

- МАЙЛЕ!!! - хором заорали оба.

post-73540-1166924784_thumb.jpg

post-73540-1181926478_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

- Мы с тобой конечно, поместимся на заднем сидении...- Алекс посадил Майле на колени, завернувшись вместе с ней в ее плащ. "Татьяна... Могла бы мне хоть какую-нибудь куртку привезти". - Ты всегда добиваешься своего таким образом?

- Угу...

- Имей ввиду - у меня тот же недостаток, - он обхватив ее руками, держащими полы плаща.

Майле сидела ни жива ни мертва, пытаясь дышать ровнее. Ей казалось, что она сейчас умрет от желания, особенно когда ощутила, что и он... неплохо к ней относится.

- Твои двадцать минут, - сквозь зубы произнес Алекс.

Это... Он должен убить это... Какого лешего?!!! Зачем?! Почему он должен жить с этой новой занозой? Она не колет, если... Если представить себя прощенным. Если начать отсчет своих дней от хруста дельфининой шеи в его смертельной хватке. Если... Если признаться себе... что... Что до безумия хочется прижать к себе маленькое живое солнышко на коленях, как можно крепче, чтобы никогда уже больше не отпускать! Даже защипало в глазах...

Алекс резко вдохнул, зажмурившись...

Нет. Этого не должно быть, и этого не будет! Это просто внештатная ситуация... Идиот!!! Сорвался-таки?! А как тогда, в лифте, когда погас свет? Тогда он был сильным - у него была цель. И то дал деру. А теперь? Хотел в небо - тонет в теплом ласковом море...

- Ты летала раньше на ваншипе? - почему-то шепотом спросил он.

- Нет... Никогда... - тоже шепотом пролепетала она.

Майле бесстыдно прижалась к нему открытыми плечами и спиной, и он легко коснулся - нет, даже, как будто - провел щекой по ее волосам... Майле откинула голову на его плечо... "Но чего же ты боишься?.." Разомлела от переизбытка чувств, и он ошутил тыльной стороной руки, судорожно вцепившейся в край плаща, прикосновение мягкой груди. Если отпустить плащ и приподнять руку...

"Юрис!" - кричало внутри. Алекс словно за помощью обращался с ставшему уже священным имени. "Юрис!" - но не было ответа, пустой звук улетал в небеса, и этот образ... Тогда, перед роковым полетом она была особенно красива - да, вспоминай, вспоминай! - глаза горели в предвосхищении великих дел, ветер разметал волосы и Алекс даже пожалел, когда она убрала их под шлем...

Но этот образ за долгие годы сузился до выцветшей фотографии и не питал больше жизненной силой. Даже наоборот, силы требовались, чтобы его вызвать.

Наверное, так человек не замечает прогрессирующей близорукости, пока не наденет очки. И теперь Алекс понял, что уже давно его мучала не гибель любимого человека, как таковая, а нерастраченная любовь, которую он себе запретил, сковав сердце обетом верности и жаждой мести. И именно это тянуло его в могилу.

Но он жив. И он растерян - стечением обстоятельств он потерял над собой контроль, и чувство вырвалось на свободу. Удивительно даже не то, что он оказался способен на это, удивительно то, насколько...

Но нет. Это не может продлится долго.

 

- Странно, - сказала Татьяна, - Мы не можем найти Дельфину.

- Ничего странного - я скормил ее Грандстриму. - голос звучал, как не свой. - Так что костей не соберете.

- Алекс! Значит... ты... сделал то, ради чего...

- Да.

- Тогда понятно... А Дио? Люсиола?

- Про них я ничего не знаю.

- Люсиола... он... убил Цикаду, - чуть слышно сказала Майле. - Но... в этом мире его больше нет, Алекс... - А вот Дио... Грандстрим... картинка жуткая... Но я не вижу ореола смерти! Сфера, да, конечно... но всегда считалось, что в Грандстриме она не работает! Не понимаю... Че его туда понесло... - Майле с удивлением обнаружила, что не может сконцентрироваться...

 

 

 

 

 

 

 

- Кошка, вот и все. Приехали, - Алекс вдруг неожиданно провел пальцами по ее остренькому ушку, отдернул руку... И, поджав губы, уставился безжизненным взглядом в никуда, как будто простился...

- Татьяна... Покажи Майле каюту, - произнес сухо. - Кроме Гудвина ведь нас никто не видел? Его я предупредил, чтоб не болтал... Я пока буду у себя.

 

 

Видя, с каким почтением Татьяна относится к Алексу, Майле почувствовала себя неловко. Она уже привыкла видеть в нем заигравшегося мальчишку, с понтом дела полезшего к черту на рога и попавшего в переделку - а тут...

И когда Майле осталась одна... ей стало страшно. Грустно, больно, обидно... Ну почему? Почему все не так? Что стоит за его странностью? Нет, ну это совершенно невозможно, она же никогда не промахивалась... Но никогда и не любила... Просто умела предугадывать желания, ведь от этого зависела ее жизнь. И - что за фигня! - оказалась обезоружена одним только этим взглядом из-под лохматой шевелюры...

Алекс... Алекс... Арексе... Простое имя стало для нее молитвой, все, чего она хотела, о чем мечтала и плакала всю жизнь - все в этом имени? Алекс... зайди ко мне!

И - ведь бывает же такое - он зашел...

Она вскочила с койки... Извинилась за неопрятный вид... А он был уже нагуталинен по самое не балуйся. Повалил ее обратно, сел рядом, опершись о подушку, наклонился над ней и... с неприятной холодцой в голосе спросил:

- Если я их тебе покажу, ты сможешь рассказать о каждом?

- Да, наверное...

Он молча смотрел куда-то сквозь нее, и спустя некоторое время произнес:

- Тебе идет - молчать.

- Спасибо, - и взялась молчать с еще большим усердием. "В куклы играет, черт... Заводит - и убегает. Нет уж. Мы будем играть "кто кого больше застремает"!" - и стала беззастенчиво разглядывать его. Ей хотелось увидеть больше, чем это получалось, больше, чем это было возможно. Алекс... Алекс... Арексе... Но за ним уже закрылась дверь.

 

Немыслимо долго тянулось время. Ей приносили еду, дверь была отперта - но она и не помышляла выйти - вдруг он зайдет, а ее не будет? А с другой стороны - хотелось наконец узнать, что за чудовище - эта несокрушимая "Сильвана"... Хотя нет. Они ведь пока инкогнито... Тоска...

А тем временем Алекс вел беседу с Татьяной и Гудвином - чем могут быть полезны пленники, какие пертурбации учинить в составе и еще много разных разностей.

- Ну, во-первых, вместо Софии на должности первого помощника я бы хотел видеть Татьяну. У Императрицы - государственные дела и никакой Винсент за нее их не решит. Во-вторых - послать за Клаусом. Конечно, без Лави он не прилетит, но и она, в конце концов показала свои лучшие качества. В-третьих - технологии Гильдии. Разобраться - кого оставить, кого - на землю. Разобщенная горстка... Сомневаюсь, что они представляют опасность... И, наконец, в-четвертых. Меня нет. До особого распоряжения.

Татьяна украдкой переглянулась с Гудвином - тирады длиннее они от капитана еще не слышали.

 

Оставшись один, Алекс почувствовал себя... странно. То ли из глубины нарастал дискомфорт, то ли давили стены... То ли в застоявшемся воздухе был разлит неуют. Столько лет он затачивал под себя каждую мелочь, каждую деталь интерьера - и теперь его дом был враждебен ему. Алекс прошел в спальню. В ванную. Зеркала смотрели на него с ненавистью. Он открыл бар, налил чего-то из единственной початой бутылки. Лед в холодильнике. Нет, ничего не изменилось. Даже блокнот на столе открыт на той же странице. Сел на диван. Осушив стакан, поставил его на журнальный столик. На нем лежала фотография... "Ты меня забыл?" - спрашивала Юрис.

"Ты меня забыл?" - полз шепот по стенам...

Алекс взял фото и вставил его обратно в рамочку.

 

***

 

"Подьем!"

Алекс открыл глаза. Как всегда - взор уперся в трубы на потолке, старые снимки на стене... И - бетонная плита депрессии привычно наползающая с пробуждением... Опять утро, опять - жить... Как всегда. Солнечный зайчик подрагивал на стене... Стоп. Откуда зайчик? Раньше его не было. А, от пряжки брошеного на стул плаща. Странно, он же всегда педантично водружал амуницию на вешалку... Что-то изменилось?

Изменилось. Настолько, что он даже не заметил, как нарушил устоявшуюся привычку. И заснул только под утро. Потому что всю ночь думал, как с ним могла произойти такая фигня...

Ушко остренькое...

Упущеный момент, когда все нужно было расставить по местам и минутная растерянность, этому помешавшая. Удивление от ощущения чего-то близкого, хрупкого и одновременно упругого, примкнувшего так гармонично, как фрагменты пазла.

А потом - полет в ваншипе, и опять это ощущение... И - что же теперь делать?...

С такими мыслями он не заметил, как непростительно провалялся в постели больше часа; не заметил, как "плита" потеряла свой вес, отодвинулась - и окончательно испарилась... Почему-то вдруг стало легко. Легко только от ного, что ОНА существует. Просто корабельный врач...

 

Только эти стены, воздух, пропитанный многолетней тоской и ненавистью не хотели признавать ее. "Ты меня забыл?" - спрашивала Юрис со снимка, когда он, одевшись, проходил мимо стола.

Алекс успел перехватить промелькнувшее в ответ "ты ничего не понимаешь...", скрипнув зубами, с досадой пнул подвернувшееся кресло и вышел вон.

 

Майле ждала. Каждую минуту. Застелила постель, привела себя в порядок и ждала.

Алекс вошел без стука, резко распахнув дверь.

- Я принес тебе переодеться. Эти твои гильдийские железки...

Майле смотрела на него, по-идиотски улыбаясь.

- Это... не железки... - прошептала она едва слышно.

 

Он приложил руку и, ощутив тепло, задержал ее, наверное, чуть-чуть дольше, чем следовало бы. Опять, опять... Он сделал это прежде, чем подумал о последствиях. Он никогда не позволил бы себе этого, допустим, с Софией, которую хорошо знал и глубоко ценил, а тут - словно его рука опередила голос разума.

Ее Майле стали совершенно круглыми, она продолжала улыбаться, а слезы потекли как бы сами по себе.

post-73540-1166924934_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

- Не понял..?

- Но я... так долго... ждала тебя!

Капитан открыл шторку иллюминатора и смотрел на подернутые оранжевым светом перистые облака. Наконец произнес:

- Запомни - ты спасла мою жизнь, я обеспечил твою. Мы квиты! - прозвучало наигранно, как у базарного скомороха.

Майле прорвало. Она закрыла ладонями лицо и содрагалась в рыданиях так, что Алекс испугался за ее психику. Хотелось бежать... Черт, эти женские слезы... Девочка была уже намного ближе, чем он мог себе позволить...

- Слушай, ну успокойся, а? - смягчился капитан, опять отгоняя ставшее уже опасным нешуточное желание конкретно ее приласкать. - Тебе нужно надеть нашу форму, иначе ты не сможешь спокойно ходить по караблю - человек из Гильдии не может ходить без охраны. Приказ такой. Пока меня как бы нет, никто его не отменит. Снимай свой футляр.

- Угу... - наконец выдавила она.

- Ух-х... Короче. Переодевайся и приходи оформить твой статус. Я буду у себя. Ждать тебя.

 

"Капитан несокрушимой "Сильваны" Алекс Роу будет ждать - меня?" - Майле машинально там-сям отомкнула застежки и "футляр" превратился в нечто, которое само собой упало на пол.

Форма показалась Майле умилительно допотопной, но вполне комфортной. Только вот эта узкая юбка до колен... Она ужасна.

"Значит - ждет-таки... Да, но ведь он не сказал, куда идти? И что говорить, если спросят, кто я..."

Майле выглянула в коридор. Много дверей. И сколько-то палуб... "Не стучаться же в каждую дверь? А-а, наверное капитанская каюта как-то обособлена. Или дверь отличается. Но я же совершенно не ориентируюсь!" Она наугад пошла по коридору. Одинаковые двери. Нет, это совершенно не то... В конце коридора - трап. Скорее - вверх, чем вниз. Такой же коридор и опять - вверх. "Едва ли далеко. Он же не хочет, чтоб его видели, а ко мне приходит... Есть!" Небольшая площадка, после которой ведущий вверх трап сужается на ширину единственной двери. Майле остановилась, прикидывая, какие могут быть варианты. Дверь открылась.

- Чего не заходишь? - спросил Алекс.

- А -а..

- По трапу грохотала.

- Сам мне такие сапоги выдал! Мои ботиночки гораздо легче!

- Заходи быстрее и не ори.

- А почему? Софии нет...

- Долго объяснять... Считай, что... я еще не пришел в себя.

- Еще не готов быть живым?

Алекс усмехнулся - хорошая формулировка, потом посуровел, кивнул на диван:

- Сядь. Во-первых. Находясь на службе на военном корабле следует обращаться по уставу. Что надо сказать?

- "Какая муха тебя укусила?"

- Надо ответить "есть". Во-вторых. Восемь человек из Гильдии. Нам нужно как можно больше информации о каждом. В-третьих. У тебя очень красивые локоны. Чтоб я их больше не видел. И - в-четвертых, - Алекс опять уставился в иллюминатор. - Я п-приношу свои извинения... за неадекватные действия... по отношению к тебе... В пустыне, - голос дрогнул - едва заметно, - в ваншипе... - его лица почти не было видно, но от Майле не ускользнуло напряжение, с которым он удерживал холодную маску. Он обернулся и твердо закончил: - Я уверен, что это - результат неизвестного... нам воздействия на психику. Все. Что нужно сказать?

- В пустыне хоть на человека был похож... Иногда.

Алекс встал:

- Завтра с утра зайдет Татьяна, полетите в Норикию. Свободна.

- Да, но... - Майле тоже поднялась, вскинула голову и молча глядя в глаза, медленно приближалась:

- Я... Тебя... Хочу.

Она взяла его за руки, но он как будто окаменел. Она заметила - страх мелькнул на мгновение в его глазах.

- А чего ты боишься? Обними меня. Второй рукой тоже. Сильнее... - и сама обхватила его, она точно почувствовала - ему это не безразлично, волна накрыла их, и если он теперь ослабит обьятия, то она просто обессиленно упадет. Закрыв глаза, Майле запрокинула голову, чуть приоткрыв губки... как вдруг почувствовала, что его трясет...

 

 

плох

 

 

 

- Что с тобой? - едва слышно спросила она.

- Майле... Не надо... Не сейчас...- он осторожно отпускал ее. Штормило до тошноты... Все-таки сорвался... - Это просто... так получилось...

- Пожалуйста, не мучай меня. И себя. Доверься мне, просто как врачу. Я же вижу - тебя что-то угнетает.

- Меня? Угнетает?! Вот еще... Просто... Как врачу, говоришь? Тут такое дело... У меня в жизни... больше нет цели, а значит, незачем жить... Так? Мир пуст, прошлое... мертво и тянет меня... Эта каюта... Я привык быть здесь один. Но... я не должен был сюда возвращаться. Она ненавидит меня за то, что я остался жив. Но - пулю в лоб? Идиотски выглядит... Да и зачем, если... когда здесь есть... еще... человек... оказывается, не нужны никакие цели, и можно просто - жить! Майле... представляешь?... И я не знаю, что с этим делают... Ну? И что посоветует врач?

- Что делают? Н-ну... целуются, например... с этим человеком...

- Целуются... Хм... И многих так "вылечил" этот... "врач"? Заплети лохмы. Вот. И уходи... С-служа на "Сильване" ты ни в чем не будешь нуждаться! Убирайся!!!

Алекс рухнул в кресло и закрыл глаза. Однако, больше не прогонял. Что-то подсказывало Майле, что оставлять его пока не стоит, все же ясно сказал - хреново одному...

 

"Черт, поторопилась", - настроение было испорчено вконец. Про "пулю в лоб" чего-то несет... Нет, конечно, если провести лучшие годы отшельником в трауре, можно получить сдвиги на сексуальной почве. Желание никого не видеть в дни адаптации после такого стресса тоже можно понять. "Невеста"... Почему он делает упор на это слово? В смысле "девушка"? М-м... Были обручены? А может - "первая"? А если и то и другое... Нет, так можно домыслить до полного бреда - девушка - первая... Хотя в "историю болезни" этот бред вписывается на раз, и все становится легко объяснимо... И при том - невероятно. Бред. Все-таки в восемнадцать лет... Хотя, откуда ей знать их порядки в высших кругах? Дочка Премьера, на хлипком ваншипе, через Грандстрим? В компании сельских курьеров... Тоже бред, и тем не менее... Нет, не стоит впадать в маразм. Слишком мало информации для каких-то выводов.

 

Алекс уже битый час сидел, молча откинув голову на спинку кресла. Майле маялась.

- Слушай... А вот эта ваша форма - э-э-э... Никак нельзя заменить юбку на брюки? Я терпеть не могу юбки - архаика какая-то.

- Такой порядок.

- А кто его установил? Ты же говорил: "Сильвана" - мое государство!"

- Война. Общий устав. Форма военврача.

- А у пилотов и механиков - комбинезоны...

post-73540-1181927105_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

rolleyes.gif Алекс поднял голову:

- Ты уже собралась в механики? Им это понравится...

- Ну, конечно... Но вот научиться летать на ваншипе я бы не отказалась.

- А учить тебя будет Татьяна.

У Майле вырвался стон:

- Ну ты че, издеваешься? Ты ж видишь, как она на меня смотрит!

- Никак.

- В том-то и дело, что никак! Как на пустое место...

- Ладно. К этой теме мы еще вернемся. А сейчас пора заняться делом.

Майле поморщилась.

- М-м... Вредный...

- Отставить. Ты на службе.

 

Приняв рабочий (читай - мрачный) вид, капитан вел Майле по коридору, вводя ее в курс дела.

- Шестерых нашли мертвыми.

- Нормально. Я могу предположить, кто эти шестеро... Они едва ли смирились бы...А другие?

- А вот сейчас отсюда будет видна кофейня на первой палубе. Присмотрись, может узнаешь кого. Вокруг них снует приставленная Ее Величеством охрана и наши ребята.

Майле прищурилась:

- Пятерых знаю точно. Те двое, что за посленним столиком - нормальные вроде парни, инженеры. Матул и Гехар. Я думаю, что с ними можно работать, они без претензий. А вот этот одинокий субьект - \"непризнанный гений\" Клео. У него идей выше крыши, но Дельфине все это было неинтересно. Он жутко маялся, потому что остро чувствовал свою невостребованность.

- Ну что ж, попробуем \"востребовать\".

- Это кладезь новых технологий. А вот этого, правее, паренька зовут Брен. Брен Хоупи. Дельфина любила вокруг себя красивых мальчиков, припадающих к ногам. Он, наверное, из них. Возможно, что и он мог бы быть с нами.

- Типа как Дио?

- Ну, не совсем... Дио все-таки ее брат - повыше положение... Ага... Дальше вон, одиноко сидящая дама - очень примелькалась, а вот имени и чем занималась, не знаю... А вон тот, седой - последний вроде? - был советником по... не знаю, говорил какими-то загадками, однажды слышала, вроде, что-то про Экзайл... Этот себе на уме.

(\"Ух... И совсем не страшно!\")

- Тебе не стоит светиться по коридорам. Побудь здесь. До отбоя.

 

***

 

- А можно я, пока тут, сниму форму?

- Т-то-есть? В каком смысле?

- Ой, ну и сразу испугался... В смысле - халат надену!

- На вот, почитай по навигации...

Майле, покопавшись в рюкзаке, достала коротенький шелковый халатик снежно-белого цвета и, переодевшись, плюхнулась с книжкой на диван. \"С Татьяной... В Норикию... Ну, ничего не поняла! Зачем?\" Она отложила учебник.

Алекс сел, подперев голову руками и уставился в фотографию на столе. Майле тихо подошла сзади и тоже стала ее разглядывать. Авиаторы... Алекс - можно узнать... Надо же - сельская местность, ваншипы простенькие... Девушка рядом с ним - ну да... красивая...

- Она здесь будет всегда, - не поворачиваясь, сказал Алекс. Майле, ничего не отвечая, обняла его сзади и поцеловала в макушку. Он вздрогнул, но возражать не стал... и как будто ждал, что она скажет.

- Иначе я бы тебя не встретила... Прости?

- Ты правильно сделала, что... вытащила меня. Это ты прости, что до меня... это так трудно доходит. Беленькая такая... Есть хочешь? Там вон, лепешки-коврижки какие-то, Татьяна принесла. Ты в городах-то была когда-нибудь?

- Не-а...

- Ну вот, хоть посмотришь. Ты... ни в чем не нуждаешься? Может, тебе деньги нужны?

- Я пока об этом не думала... - растерялась Майле. - Когда шел бой, я уже собрала все необходимое в рюкзак, сидела с ним и ждала... когда шарахнет.

Алекс посуровел:

- А если бы по тебе шарахнуло?

Майле пожала плечами...

- На самом деле, я очень боялась, что погибнет кто-нибудь один из нас...

- Так, ладно. Татьяна придет - постарайся установить с ней контакт. Тебе тоже надо адаптироваться... С-спасибо... что не ушла...

\"Установить контакт! С железобетонной конструкцией... Однако, у \"пациента\" налицо конфликт с самим собой...\"

И снова уткнулась в книгу.

 

***

- Лави, Лави! Красный ваншип! К нам летит! - кричал Клаус, с рубанком в руках, весь в стружках и опилках. Из ангара появилась Лави - с гаечным ключом, в замасленном комбинезоне.

- Татьяна! Привет!

- Пару недель не виделись, а кажется - вечность!

- Знакомьтесь - Майле, врач, учится на навигатора.

- Пойдемте к нам! У нас тут такое!

- Сама София прилетала!

- Клаус? Я могла тебя видеть... во Дворце? - не удержалась Майле.

post-73540-1181927377_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

Симпатично и эротично. Если честно - здорово было бы, если бы Алекс нашёл человека, с которым ему было бы хорошо. Но это как-то не стыкуется с его образом. И как-то не хочется менять трагедию Алекса на красивую сказку. Вообще есть здесь что-то от Хемингуэя - "Прощай, оружие" etc. Но конец у "Прощай, оружие" печальный, как мы знаем, в "Пятой колонне" Филип отказывается от красивой жизни ради борьбы за идею, в "Снегах Килиманджаро" за беззаботной жизнью путешествующей пары - пустота и тоскливая безысходность, они не имеют счастья, будучи вместе, только пытаются создать его иллюзию.

Если бы найти действительно счастливых людей... Эта книжка - рай, в который Алекс попал после смерти.

Link to comment
Share on other sites

К сожалению, пока не хватает времени на чтение, но по объему проделанной работы, да еще с рисунками (вероятнее всего, собственного производства - я прав?.. :) ) - лично я уже ставлю 7 из 10. А если еще и сам фик понравится... <_<
Link to comment
Share on other sites

Симпатично и эротично. Если честно - здорово было бы, если бы Алекс нашёл человека, с которым ему было бы хорошо. Но это как-то не стыкуется с его образом. И как-то не хочется менять трагедию Алекса на красивую сказку. Вообще есть здесь что-то от Хемингуэя - "Прощай, оружие" etc. Но конец у "Прощай, оружие" печальный, как мы знаем, в "Пятой колонне" Филип отказывается от красивой жизни ради борьбы за идею, в "Снегах Килиманджаро" за беззаботной жизнью путешествующей пары - пустота и тоскливая безысходность, они не имеют счастья, будучи вместе, только пытаются создать его иллюзию.

Если бы найти действительно счастливых людей... Эта книжка - рай, в который Алекс попал после смерти.

1408467[/snapback]

Спасибо за коммент.

Накатала телегу в ответ да и затерла... Не могу. Сформулирую покороче - отвечу. Можно подискутировать.

Мир, в котором нет Алекса -такой большой, его хватит на всех. А мир, в котором он есть, - такой ма-аленький - только для тех, кому это очень нужно. Так может - пусть будет?

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

К сожалению, пока не хватает времени на чтение, но по объему проделанной работы, да еще с рисунками (вероятнее всего, собственного производства - я прав?.. :) ) - лично я уже ставлю 7 из 10. А если еще и сам фик понравится...  :D

1408575[/snapback]

Спасибо! :(

Link to comment
Share on other sites

- Нет... - удивился Клаус. - Нас София никогда не приглашала...

- Клаус... - с оттенком грусти произнесла Татьяна, - Майле из Гильдии...

"Ну, спасибо!" - Майле тихо разозлилась, делая вид, что разглядывает постройки.

-...но теперь она с нами, она хороший человек и профессионал в своем деле, она доказала свою преданность и... мы ей очень обязаны.

"Вот это да!" - обалдела Майле, а Клаус уже говорил:

- Да, я там был...

- ... Все это было так грустно! - воскликнула Лави. - Алекс, Дио, Люсиола...

- Ребята, не надо о грустном, - сказала Татьяна, - мы прилетели с приглашением. Кое-где есть кое-кто, который настолько хотел бы вас видеть, что уже готовится праздничный стол.

- Но у нас же тут стройка...

- Заказ Ее Величества могут выполнить и без вашего ежедневного участия. Собирайтесь, - да, Татьяна умела сказать так, что и возражать не хотелось.

Лави исчезла в ангаре, Клаус направился за ней.Через некоторое время оттуда медленно выдвинулся...

- Это тот ваншип, что на фотографии у А...

- Да. На фотографии в каюте капитана запечетлен именно этот ваншип, - траурным голосом успела перебить Татьяна.

Майле была страшно заинтригована, и так уже будучи втянутой в интригу.

"Ну, Алекс, спасибо за интересную поездку! А то бы скучала сейчас взаперти..."

- Татьяна, Вы меня извините, но... я сегодня получила приказ от капитана...

Татьяна вопросительно посмотрела Майле в глаза.

- ...наладить с Вами контакт в целях адаптации в коллективе. Но, по всей видимости, я не обладаю достаточными коммуникативными свойствами для того, чтобы в полной мере оправдать оказанное мне доверие, и могу только скромно поблагодарить Вас за столь лестную интродукцию...

Татьяна рассмеялась, от души:

- Ну ты даешь!"Коммуникативные свойства"! "Лестная интродукция"! И давайте, капитанша, на "ты"!

- Тогда, Татьяна, вот тебе чистая правда о том, кто такой Алекс... Это и есть ваш капитан Александр Роу, чудом спасшийся при обстреле, как и я, как и те пленные, которых вы подобрали... Честно. Тебе нужно рассказывать об эвакуационных сферах?

- Нет, мы их видели... - Татьяна выглядела растерянной. Да, подозрения были, но она держала их при себе.

- Ты можешь мне верить. Но ты можешь и спросить Алекса, и спросить Вину о том, чье имя произнес он перед взрывом. Она больше не солжет.

- Кажется, я тебе верю. Извините меня... и знаешь, на самом деле, женщина, которая смогла растопить сердце капитана и вернуть его к жизни - в прямом и переносном смысле... вызывает уважение.

- Спасибо...

- И не забудь доложить капитану о исполнении приказа, - улыбнулась Татьяна.

Появилась Лави, уже переодетая в новенький черный комбинезон с блестящими кнопками и молниями на карманах, погончиках и ремешке.

- Клаус! Где ты застрял?!

- Ваншип тащу! Помогла бы...

- Во тормоз! Я уже одета и собралась!

В конце концов они запрыгнули в свою "жестянку" и взмыли вверх вслед за красным ваншипом.

 

***

- У нас сегодня большой праздник. Вот парадная форма, - Алекс извлек из ящика стола сверток.

- Тоска... - Майле стала разворачивать обновку... - Слушай, так это совсем другое дело! Это что... специально... для меня?!

- Ну да. Я тебя уже чуть-чуть знаю и подумал, что ты не будешь против такой маленькой юбчонки.

- Кла-а-ассно...

 

***

Их действительно ждали. За столом уже собралось немало народу - вся команда, четверо из Гильдии, особо рьяно желавших сотрудничать, несколько незнакомых людей... Не было Софии. И это удивляло. Не было капитана, и это, увы, не удивляло... Грусть зависла над столом, праздничный ужин выглядел поминками... Вспомнили Дио и Люсиолу, поговорили за здоровье Императрицы и Премьер-Министра. Об Алексе никто не сказал ни слова. Но это было не бездушие, скорее ощущение, что это не та тема, которой стоит сейчас касаться... Что-то неуловимое проскальзывало в нетипичной веселости Татьяны, хитро подмигивающей Клаусу Алисе... Клаус растерялся - с Алисой его вроде бы ничего не связывало. Почему-то не было видно нового врача - девушки из Гильдии. Потом он заметил, что Гудвин подмигивает Лави и она тоже в растерянности. Что бы все это значило?

Поднялась Татьяна, и гул над столом затих.

 

- Для начала не хватает еще двух человек, - сказала она. - Но я уполномочена зачитать приказ свыше. Итак, пункт первый. Я, Татьяна Висла, назначена Первым Помощником Капитана.

"А Капитан?" - прошелестело над столом.

- Пункт второй. На освободившуюся должность Командора назначается Клаус Барка.

- Что-о-о?

- Ты, конечно можешь отказаться, но все-таки я бы не советовала. Я понимаю, стройка, у Лави могут быть возражения... Но стоит ли отказываться от должности, на которой можно хоть каждый день летать домой?

- А кто же теперь будет моим навигатором? - упавшим голосом спросил Клаус.

- Никаких изменений. Твой навигатор - Лави Хед.

Оба облегченно вздохнули и... обрадовались! Но...

" Кто же будет капитаном?" - напряжение нарастало, все мало по малу поглядывали на незнакомцев, кто-то уже начинал подумывать о чуде, кто-то убеждал себя, что чудес не бывает... По ходу дела выяснилось, что незнакомцы - это физики, привлеченные для работы с Экзайлом...

Татьяна выдерживала паузу. Никто не догадывался, что у суровой Татьяны тряслись коленки... Наконец она собралась с духом:

- И последнее. У нас новый...

...Гробовая, в буквальном смысле, тишина...

-... врач. Это девушка из Гильдии, которая... скоро придет. Нет, то есть она придет, но дело не в этом. Дело в том,что она... - Татьяна замолчала и, как подкошеная, рухнула на стул:

- Алиса, спасай, я не могу... - шепнула она.

Алиса оробела - так неожиданно ей приходиться делать самое главное сообщение - и, с дрожью в голосе произнесла:

- Дело в том, что... Ну, в общем, этот приказ подписала не София... потому что ее тут нет... То-есть ее тут нет, потому что есть тот, кто подписал... Да все, кто знает, те в курсе, кто подписал... Ну, для тех, кто еще не в курсе... или не понял... И для тех, кто боится привидений...

- Алиса, ну что ты несешь?! - не выдержала Татьяна. - Майле Кре - наш новый врач... Она спасла жизнь человеку, который подписал этот приказ!!! Спасла - понимаете?! - она хлопнула кулаками по столу. - И он, то-есть, они... будут здесь, как только все успокоются!!! Не любит он этого... - Татьяна ненавидела себя в те минуты, когда ей изменяла выдержка, тем более что все остальные выглядели куда спокойней, - В общем-то кто-то знает, а кто-то уже понял, что он не хочет шума вокруг этого и... чтобы подольше держать в неведении Ее Величество... - Ух... Ну, кажется я все сказала? Алисочка, милая, будь другом, позови их и скажи, что никто не в обмороке.

Народ загудел.

post-73540-1181927663_thumb.jpg

post-73540-1185215144_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

Удивление и масса положительных эмоций после прочтения, немого тихой грусти - увы, литературным талантом Аматэрасу не наградила. :lol:

1408911[/snapback]

Да лана-лана, я ваще мож первый раз в жизни за перо взялась - обстоятельства вынудили... Понять бы - шо за звэр такой - литературный талант, и по каким признакам обнаруживается его отсутствие? Пасиб! :o

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

- А что она сказала?

- А разве еще что-то не ясно?

- Так вот, почему...

- А где же все это время...

- А почему он не...

- Да тише! Что его, не знаете?

- Так вот откуда вся эта секретность!

Алекс появился, словно не уходил. С напускной хмуростью сделал жест руками типа " Тихо, спокойно, все путем...", и все понемногу угомонились. Только Клаус, ставший свидетелем происходившего во Дворце Гильдии, видел теперь Алекса как-то совсем по-другому, он сорвался с места, подошел к нему и... они обнялись, как старые друзья. Потом только заметил он державшуюся в тени Майле и, потупив глазки, зачем-то поздоровался...

 

Повисла тишина, но капитан явно не собирался брать слово, только что-то сказал Татьяне. Не вставая, она объявила:

- Ну что, официальная часть закончена... - но и это не возымело успеха.

Тогда обстановку разрядил опять же Клаус, который был явно в ударе:

- Давайте, поедим, что ли, действительно!

- И то верно!

- Давайте!

- С празником!

- С назначением!

- С возвращением!

- Лави! - воскликнул Клаус, - чегой-то ты загрустила? Смотри, как все здорово повернулось!

- Да... А как ее, эту девушку, зовут-то?

- Майле.

- А-а! Вот ты и попался! Она тебе не представилась, а ты знаешь ее имя!

- А ты попалась на том, что глухая! Ее представила Татьяна, еще когда прилетела за нами! И вообще это имя здесь повторяют уже полчаса!

- А-а... Да, действительно... Ой, прости меня, а? Пожалуйста... А-а... Чего ты ей глазки строил? А?

- Ничего я не строил... Просто смутился, что Алекс ее не представил, а не поздороваться вроде как неприлично...

- Ладно, фиг с вами... Ой, как вкусно! Попробуй!

- Да...- задумчиво произнес Клаус, - Алекс крутой...

- Да... А Дио жалко...

- И Люсиолу... Я бы у него драться научился...

- Ну конечно, когда войны нет, вы начинаете бить морду друг другу...

- Нет, я серьезно. Я же мужчина. Я должен уметь драться, чтобы защищать тебя.

- Да, к черту на рога я бы без тебя ни за что не полезла бы...

- Зато теперь мы летаем в мирном небе и... работаем на "Сильване"!

- И всегда все делаем вместе! - повеселела Лави и шлепнула себе в тарелку кусок мяса, обрызгав соусом Клауса.

- Да, все вместе! - и проделал то же самое.

- Мой комбинезон!

А Алекс и Майле сидели сбоку от возглавлявших стол Татьяны и Алисы, что должно было означать неофициальность застолья, но все равно чувствовали себя под прицелом глаз, жаждущих ответа: "Но - как?!". Татьяна стала первым помощником буквально - то и дело подходя к кому-нибудь, что-то кратко отвечала, урезонивала, просила терпения... Короче - ограждала...

- Ну и командор... - шепнула Майле про Клауса. - И Лави его - ну прям дети малые...

- Ты бы видела их в бою. И послужной список их. И как они выигрывали гонки! Этот малец... глотку готов был перегрызть Дельфине... за нас...

Лави заметила, как долго и пристально Майле смотрит на Клауса и на нее опять наехало:

- А-а! Ты сказал - "мужчина"! Это когда ж ты успел? А я этого не знала! И что мне теперь думать?

- Ну Лави... Я сказал образно, в смысле, что не женщина...

- Ладно-ладно, оттого ты и рванул на "Сильвану, что здесь у тебя девки!

- Да че ты, с ума сошла?

- И с Майле раньше был знаком!

- Ну, Лави, берегись... это уже слишком!

- Что, пока Софии нет, а?

- Лави, ну сколько можно?

- Это у тебя надо спросить "сколько?" Только мне по-фигу, я не ревнивая! На здоровье! Я-то помню, как от тебя духами Софии пахло!

- Сама же понимаешь, что она для Алекса старалась...

- Ну, это ее трудности... Почему ты их сделал моими?

- Я?! Я не виноват, что ты воспринимаешь это как трудности...

- Еще бы! Ведь тебе это не трудно.

- Так, Лави. Берегись второй раз!

- Так, конечно, ты и двадцать раз - запросто!

Бедняги не заметили, что всеобщее внимание давно переключилось на них.

- Только, пожалуйста, не бросайте друг в друга тарелки с едой... - мягко попросила Майле, все это время за ними наблюдавшая.

Тут до них дошло, что пора провалиться сквозь землю. Лави, заплакав, убежала, Клаус извинился и поспешил за ней.

- Детский сад... - начала было Майле, но осеклась под пристальными взглядами Алекса и Татьяны.

- Вы чего на меня так смотрите?...

- Майле... - вкрадчиво начал Алекс...

- Алекс! Давай начистоту. Ты называл меня "ведьмой", я не возражала, потому что это было не всерьез. Но, - она посмотрела на Татьяну. - давайте не впадать в маразм... Правда... И в конце концов - ведь ничего плохого на самом деле не происходит. В их возрасте...

- Ладно, проехали. - замял тему Алекс.

Вилки-ложки-ножики застучали в прежнем режиме.

post-73540-1181927938_thumb.jpg

post-73540-1181928539_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

...еще трудней было Клаусу уговорить Лави вернуться в зал, где, между прочим, все, не сговариваясь, делали вид, что ничего не произошло. Майле в тайне позавидовала Лави - одно дело когда подобные проблемы возникают и, тем более, решаются в пятнадцать лет, но когда уже под тридцать, а у мужика сплошные заморочки... Нет, ну надо же было втрескаться в психа! Да еще в такого обалденного психа. А, может, и не психа вовсе... Майле заскучала. Они с Алексом договорились, что перед командой она будет придерживаться этикета, иначе капитану будет трудно сохранить привычный всем имидж. Потом она вспомнила про загадочный ваншип Клауса и решила, что самое время узнать предысторию. Ребята, в свою очередь, обрадовались появлению благодарного слушателя - ведь сколько всего было, языки чешутся рассказать - а некому, хоть мемуары пиши. Потом начались вопросы к Майле. Это уже никак не входило в ее планы. Пока никто не обратил внимание, она пообещала все рассазать, когда они будут одни, и намекнула, что Татьяна с Алисой тоже неплохо осведомлены.- Ой, а у вас... музыка какая-нибудь есть? Какой же праздник без танцев! - возникла у Майле новая мысль. - Алекс!

- Есть механический джук-бокс с фонограмными валиками, вон он, - без энтузиазма отозвался капитан.

- А как им пользоваться?

- Пусть Клаус заведет... - типа, не царское это дело.

 

Но, когда заиграла музыка, Клаус, Лави, Гейл, Итен, даже Вина с Алисой поддержали Майле. К ним робко подключился Найо - мальчик из Гильдии и вокруг Майле как-то сам собой образовался круг. Она гордо оказалась в центре, то выхватывая за руку кого-нибудь из круга, то отпуская - пусть все смотрят, как круто она умеет!

Алекс не отводил глаз - Майле оказалась еще и неслабой танцовщицей. Такая пластика, гибкость, разнообразие движений - она юлой вертелась вокруг танцующих и ухитрялась никого не задеть. Он представил себе вечернее платье для нее - оно должно быть золотисто-зеленым и чешуйчатым, чтобы подчеркивало фигуру и легкую мягкость движений, что-то от рептилий.

- А теперь - медленный! - воскликнула Лави, повиснув на Клаусе

Алекс подошел к Майле. Обняв ее, как в танце, стал шептать на ушко:

- Давай-ка, мы сейчас медленно-медленно утанцуем отсюда? В мою каюту?

- Н-ну, смотря что мы там будем делать...

- Все, что пожелаешь.

- Тогда можно и не медленно...

 

***

 

Войдя в каюту, Алекс сел на диван и... замер, закрыв руками лицо.

- Ч-что-то не так?... - упавшим голосом спросила Майле.

- Майлеки... Прости... меня! Я не имел права уводить тебя... Ведь тебе нравилось... как они все на тебя пялятся?!!

- Да ты... - Майле задохнулась, - ты - чудовище! Ты просто... садист! - она попыталась взять себя в руки - закрыть глаза, несколько глубоких вдохов, расслабиться... Только не реветь... Уйти. И пусть остается тут со своей жлобской ревностью... - Ни себе ни людям! -Майле резко поднялась...

- Майле, - Алекс схватил ее за запястья, - пожалуйста, прости! Не надо уходить! Я ничего не понимаю... Но так - лучше...

Но Майле вырвалась и выбежала, от души хлопнув дверью.

 

- Урод! Извращенец! Психопат! Кретин! Импотент! - разносилось по коридорам "Сильваны".

 

- Ну это уж слишком... Все, завтра ее здесь уже не будет... - сообщил Алекс опустевшей каюте. - Домяукалась, кошка. Ушла - так ушла. А я ведь... ПРОСИЛ!

 

***

 

Утром по всем каналам внутренней связи раздалось:

- Императорский ваншип! Готовность номер один!

Алекс застонал, пробудившись от короткого сна.

"София! Впрочем этого и следовало ожидать..."

Болезненно нахмурился, вспомнив вчерашнее... Кошка... Всю ночь заставляла думать о себе.

 

... Звучала команда подьема.

 

Алекс быстро, как всегда, оделся... Квадратная голова...

Грозно постучав, вошла Татьяна и сообщила:

- Премьер-министр настаивает на немедленной встрече. - и тихо добавила: - Это Винсент Артсай, он один.

Алекс с облегчением вздохнул, но на всякий случай переспросил:

- Софии точно нет?

- Нет.

 

***

 

- Винс! Я рад! - старые приятели, они как будто не хотели вспоминать о раздорах.

- У меня есть для тебя кое-что тебе нужное, я так думаю...

- Сверх-супер-кофе-плюс-про? - подколол Алекс.

- Не угадал. Вон, - и Винсент указал на приставленное к стене ружье Алекса.

- Хм... А зачем ты его брал?

- О! - Винсент засмеялся, - оно торжественно возлежало на твоей могиле!

- Ах, да... Признавайся - твоих рук дело?

- София... Она так ... страдала... Ей нужна была поддержка, участие...

- Н-да... и она заметит исчезновение ружья?

- Ну уж нет. Там лежит замечательная подделка.

- Ты расторопен. Должность обязывает?

- Ты изменился... Последний раз я видел тебя таким еще во времена Академии.

- Я просто вернулся... с войны.

- Рад за тебя. Но меня тоже можешь поздравить.

- ?

- Кажется, лед тронулся - София... Похоже, она, пришла в себя после пережитого, стала более реалистичной. Я бы даже сказал - прагматичной. Уже не плачет... Возможно, на нее благотворно влияет занятость государственными делами. А может, все-таки - кофе?

- Ну давай, давай. Только поясни насчет Софии.

- Она приняла мое предложение.

- Поздравляю... Если София в браке с тобой обретет душевный покой, с моего сердца упадет камень... Все-таки... Мне не доставляло удовольствия видеть ее переживания. Нелюбить - это тоже непросто. Я... так и не нашел смелости сказать ей.

- Сожалею, что не могу пригласить тебя на торжество...

- Да уж.

- Я, наверное, перегибаю палку, но... ты мог бы проконтролировать... чтобы до этого никто не покидал "Сильвану"?

- М-м... - Клаус и Лави хотели сегодня слетать домой.

- Не как министр, как друг - прошу... Извини, что не приглашаю...

- Я думаю, София не будет жалеть.

 

 

 

... Майле проснулась от того, что ее укусил белый тигровый паук с гильдийской символикой. И, не успев ничего понять, она почувствовала, как снова проваливается в черноту... "Матул!" На миг они встретились взглядом, прежде, чем ее рот и глаза припечатала "маска смирения"...

post-73540-1167058209_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

"Задушевную беседу" ветеранов прервал стук в дверь, и на пороге появился испуганный Клаус.

- ???

- Капитан... Там, в коридоре... Матул... мертвый...

- Это один из тех инженеров, которые вызвались сотрудничать и были на банкете?

- Да.

- Его... убили?

- Следов борьбы не заметно...

- Майле должна разобраться.

- Капитан... Еще Найо...

- Тоже вчера был. И... тоже?

- Нет, но он мне сказал... что слышал их разговор, и... что Майле...

- Что?! - Алекс поставил чашку.

- ... они говорили о ней и... что-то о чистоте... генетического вида...

- Винс! Ты бы мог задержаться? Мне их пакостные повадки уже поперек горла!

 

- Майле! - Алекс дернул ручку, но дверь была заперта изнутри. Ну что ж, меры предосторожности, это правильно.

- Майле, открой, это я! - тишина... Леденящий страх накрыл сердце, на лбу испарина, тремор рук, и снова - видение трагедии в Грандстриме - черт возьми, опять этот подлый приступ неуправляемой паники...

- Майле! Майле!!! - он бросался на металлическую дверь в иступлении берсерка, когда на крик прибежал Винсент. Видя, что Алекс не контролирует себя, быстро по внутренней вызвал механиков с инструментами.

Когда дверь была взломана, Алекс с неестественной силой оттеснив остальных, ворвался в каюту. Майле лежала на полу, на кровати бурело небольшое пятно крови...

Он, с трудом подавляя тремор, вышел в коридор, белый, как полотно:

- Все - уходите...

 

- Майле! - но она не отзывалась... И не подавала признаков жизни.

Он звал ее, тряс - но без результата.

- Майле, Майле... Что с тобой?

Алекс взял ее на руки и понес по коридору...

- Майлеки... Маленький мой... - она была теплой и близкой. Единственной в этом пустом и холодном мире... Он бережно положил ее на кровать в своей спальне и прикрыл одеялом, стоял, смотрел на ее лицо, потом - в никуда...

- А-а-а! - взревел он, как зверь в западне, схватил столик и, швырнув его в зеркало, перевернул пару кресел и в отчаянии упал на колени рядом с кроватью, впившись зубами в подушку, чтобы не выть волком... Могильный холод... Нет, он не исчез, он только затаился и ждал...

 

 

- Алекс... - услышал он тихий голосок,

- Майлеки!

Она смотрела на него, с трудом приоткрывая глаза.

- Отравили... Мне нужно... десять розовых шариков... на стакан воды...

- Сейчас, сейчас... трясущимися руками он перебирал содержимое рюкзака, - сейчас... вот...- он целовал ее, она чувствовала на губах теплую соленую влагу... Он плакал... Второй раз в жизни. Из-за нее.

Еще не успокоившись после аффективного приступа, Алекс злился на себя, трясясь, как в лихорадке, не в состоянии совладать с нервами. Он и сам едва стоял на ногах. Упершись рукой о косяк двери, оглядел разгромленную каюту и начал монотонно, как читают молитву, перечислять:

- Трус. Психопат. Идиот. Способен только крушить, а защитить самых дорогих людей - не-ет, это мне слабо... - Стукнул кулаком дверной косяк и стал возвращать на свои места все, что уцелело. - Кретин. - открыл бар, налил чего-то темно-коричневого, сделал пару глотков: - Дерьмо...

 

***

 

 

- Да. Это были Матул и Гехар, - рассказывала Майле.

Винсент и Алиса помогли навести порядок и теперь вместе с Алексом слушали.

- Они держали меня, чтобы я не могла принять антидот, - продолжала Майле, - только они не знали, что за годы экспериментов моя доза стала выше средней. Сопротивляться я не могла, но... когда Матул немного... расслабился... я его и "угостила"... У меня под подушкой всегда припасено было... Инъектор... Моя-то отрава всяко лучше будет - вот вам и труп в коридоре... Гехар, запертая дверь... Не знаю, отключилась...

- А кровь на постели?

Майле замялась...

- Винс, я очень благодарен тебе... Алиса, можешь идти, - деликатно указал на дверь Алекс.

Когда они вышли, Майле, потупив глазки, прошептала:

- Ну помнишь, что я рассказывала тогда еще, в пустыне... "Вечная девочка"...

- То-есть... на самом деле?.. Так они ... тебя... Бедная моя... - Алекс обнял ее и замер, - никуда больше не отпущу...

 

***

 

Они поднялись на мостик.

- Винс, надо, наконец, разобраться с пленными. У тебя есть еще время?

- Теперь оно все - твое. К Софии можно отправить гонцов, типа тут без меня не обойдутся.

- А она не присоединиться?

- А тогда мы тебя спрячем, - засмеялся Винсент.

- Тем более ее либеральная политика по отношению к пленным пока приносит только отрицательные плоды, - заметил Алекс. - А, может... это она... - и осекся.

post-73540-1167058363_thumb.jpg

Edited by Silverna (see edit history)
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...

Important Information