Аниме-Форум: Алиса - 2100 - Аниме-Форум

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Алиса - 2100 кроссовер Оценка: -----

#1 Пользователь офлайн   Roy Fokker 

  • пилот VF-1S
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
Репутация: 84
Няшка

Отправлено 01 Декабрь 2012 - 19:47

"Джунгли"

Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли





Челнок плавно набирал высоту. Мы уже прошли слой облаков, и небо стало почти черным. Я поправила страховочные ремни и огляделась по сторонам. Довольно тесная четырехместная кабина светло-серого цвета, угловатые стекла фонаря кабины. Впереди сидят двое ребят – это пилоты. Слева от меня голубокожая остроухая девушка с белыми волосами. На ней походный комбинезон под стать ее коже и волосам – это Берил, моя напарница.

Наше сегодняшнее задание было не то чтобы важное – совсем не важное. Прилететь на планету, покидать в трюм заботливо скрученных автоматическими ловушками зверушек да и улететь с ними домой. И то, кидали в основном эти ребята, галантно взявшие на себя всю тяжелую работу. Большое им спасибо, я наверняка не справилась бы. Даже с Берил, хоть она и сильнее меня. Нас с ней послали сюда как будущих армейских биологов, чтобы мы «побольше узнали о полевой работе». Это просто смешно! Заполнение бланков погрузки-разгрузки, вот и вся работа. Чему можно научиться за два часа, особенно если почти все за тебя сделала автоматика?! Нет, я все прекрасно понимаю, война и ускоренное обучение. В свои 17 вместо положенных 22 я уже на четвертом, выпускном курсе Академии Объединенной Армии. Но я – дочь легендарного Игоря Селезнева, профессора ксенобиологии, да и сама уже успела отличиться на научном поприще, а чему успеют научиться остальные?

Я протерла глаза. От этих дурацких мыслей ничего не хотелось делать, ни о чем думать, только спать. Берил, похоже, уловила мои мысли и протянула мне сладкий батончик из ее пайка. Я улыбнулась, но отказалась. Я закрыла глаза и откинула голову на подголовник, пытаясь получше устроиться в кресле и вздремнуть до прилета. Но не тут-то было.



- Алиса, у нас небольшие неполадки на СКВ1. Ничего смертельного, но не мешало бы разобраться что к чему пока не улетели далеко. – обратился ко мне один из пилотов.

- Что именно не так?

- Думаю, неисправны датчики. Не отображается расход воздуха в грузовом отсеке.

- Там, где звери… Что скажешь? – я обратилась к Берил, но та только пожала плечами. – Хорошо, садитесь.

Челнок резко заложил крен. Снова сработали ремни и противоперегрузочные трубки, снова кресло стало как будто железным. За стеклом забегали язычки пламени – мы входили в атмосферу. Челнок несколько раз сильно тряхнуло, заскрипели и затряслись плохо подогнанные друг к другу панели. На снижении гравитация уже помогала, и мы быстро снизились до облаков, сделав пару кругов над поверхностью в поисках подходящей площадки, начали садиться. Сзади заработали приводы механизации, под нами загудели выпускающиеся лыжи. Челнок задрал нос и, сбросив скорость, почти вертикально опустился в центр небольшой лесной полянки. По-хорошему вокруг был не лес, а джунгли, но ребят это вряд ли волновало. Они наверняка выбирали место из расчета большего удобства посадки, нежели потенциальной лесной угрозы.

Сразу после посадки мы начали расстегивать страховочную упряжь. Я справилась даже быстрее пилотов, а вот Берил, наоборот, расстегивала все неторопливо и по инструкции. Люк наружу был почти за выходом из кабины, так что далеко по кораблю идти не пришлось, зато пришлось прыгать – трапа челнок не предусматривал. Летчики сразу захватили с собой стремянку и потопали в силовой отсек, Берил осталась стоять в проеме люка, а я пошла к зверям. Попасть в грузовой отсек можно было только снаружи.





Берил, будущий биолог, лорои



Вот, мы снова на этой планете. Я сегодня оказалась на ней впервые, впрочем, как и все мы. Как я поняла из разговоров, это заповедник, и кто-либо из представителей разумных бывал тут очень редко. Даже ловушки расставлял робот. Кстати о ловушках – нас с Алисой послали вдвоем, однако животные попадались и очень крупные – видимо инструкторы рассчитывали, что мы, лорои, сильнее людей. Да, но они явно переоценили меня. Зато очень много сделали парни – я хотела им помочь, но они почему-то отказались. Я уже привыкла видеть земных мужчин за работой, даже за самой тяжелой, но все равно становится как-то не по себе. Так грубо использовать своих мужчин! Хотя они сильнее и их больше, чем наших, но, как и все люди, от природы почти лишены таких необходимых вещей, как телепатия или телекинез.

Когда все покинули кабину, я не стала спрыгивать за всеми и осталась в корабле, стоя у люка. Я хотела получше разглядеть и запомнить планету – вряд ли я сюда вернусь. Алиса считает это рутиной, но для меня два часа, проведенные на такой планете – настоящее событие. Местное солнце садилось, и его оранжевый свет делал оранжевым все – белый корпус корабля, бирюзовую траву на поляне, зеленые джунгли – они шли до горизонта. Даже черная куртка и русые волосы Алисы были рыжими. Кстати, Алиса. Она шла вдоль корпуса к люку кабины, ко мне. Я прочла тревогу и обиду, идущие от нее, впрочем, все итак было написано у нее на лице.

- Идем! – бросила она мне и тут же развернулась. Я спрыгнула и побежала за ней. Мы вместе залезли в грузовой отсек, где уже стояли пилоты и лежали в клетках животные. Лежали подозрительно тихо. Я оглядела небольшое существо, лежащее в клетке у самого входа. Животное, похожее на земного бобра, лежало, не двигаясь и не моргая, приоткрыв рот.

- Алиса, мне кажется… этот умер. – не совсем уверено сказала я. К смерти разумных (мне уже довелось послужить снайпером) я относилась спокойно, но вот животных…

- Они все умерли. Можешь определить от чего?

Я кивнула, достав из-за пояса небольшой сканер. Это только наши, лорианские сканеры – людям и другим расам мы их не даем. Это запрещено, так как секретно. Я присела, чтобы поднести сканер поближе, он облучил животное, пикнул и выдал на дисплее его изображение в разрезе с несколькими разноцветными пятнами. Несмотря на то, что все надписи были на лорианском, Алиса, смотревшая мне через плечо, уверенно сказала: «острая сердечная недостаточность». Мы проверили остальных – у всех было то же самое.

- Так что это получается? Со страху что ли? – спросил один из пилотов.

- Не знаю… Вряд ли возврат… - Алиса неуверенно пожала плечами.

- Мы тут ни при чем и система кондиционирования тоже!

- Наверно только старые звери в ваши ловушки и попались! – ребята почти набросились на Алису, защищая то ли себя, то ли свой корабль. Алиса под их напором отступила на шаг назад, я решила ее поддержать.

- Это будет решено на базе, кто виноват и кто понесет ответственность.

- Да кроме вас кто за них отвечает?! Кто за ними не проследил?!

В ответ я демонстративно положила руку на кобуру с ножом.

- Хватит! – крикнула Алиса, встав между нами и расставив руки. – Звери мертвы, да, и теперь надо решать не кто виноват, а что нужно сделать. В чем была неисправность СКВ?

- Датчики показали нулевой расход воздуха.

- Это значит, что воздух не тратился?

- Ну да, точнее не обновлялся. Воздух здесь идет по простому циклу. Сначала он поступает на датчики примесей, потом очищается в фильтрах и к нему подмешивается воздух из баллонов.

- А если примеси отсутствуют?

- Тогда воздух не подмешивается.

- Примеси? Расход на дыхание? – переспросила я.

- Ну да, выдыхаемый углекислый газ. Впрочем, у данной фауны угарный. Это значит, что умерли они еще на взлете. Хм… Странно.

- Что будете делать?

Алиса посмотрела через открытый грузовой люк на лес.

- Снова расставлять ловушки.



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли



Увы, но все звери умерли. И непонятно, почему – ведь звери попались разные – и старые, и молодые. Но причина смерти всегда была одной и той же, да и время то же. Теперь и у нас, и у пилотов будут проблемы, даже поругались с ними… эх, а еще жаловалась, что нечего делать! Теперь, чтобы хоть как-то это компенсировать, придется расставлять ловушки самим – за ними придет уже следующий корабль. Может быть, даже удастся понять, что погубило зверей. Жаль, ребята с нами не пойдут – даже если хотели бы, вряд ли оставили бы корабль, а теперь и подавно надеяться не на что. Сутки здесь раза в два длиннее земных, плюс мы в высоких широтах – закат будет тянуться еще часа четыре, но уходим все равно в ночь.

Берил взяла несколько ловушек, еще пару я; палатку, продукты и две энерговинтовки решили нести по очереди. Так и вышли.

Как только мы вошли под полог леса, в нос ударил резкий сладковатый запах. Поляна, на которой сел челнок, оказалась возвышенностью – деревья здесь были очень высокие, намного выше, чем казались с поляны, с густыми ярко-зелеными кронами. Они плотно смыкались наверху, образуя красивый плетеный потолок или свод, через которые то здесь то там пробивались лучи игривого рыжего света. Лианы, меньшие деревья, кустарники – все это имелось в огромном изобилии, а цветы переливались, именно переливались всеми цветами радуги! А вот привычной запредельной влажности тут не было. Влажно, да, но дышать можно легко и спокойно. Но что было странно – почти ни единого звука. Ни крикливых птиц, ни звона насекомых, ни мелких зверей – никого. Когда мы прошли минут пять, я хотела бросить еще один взгляд на корабль, но не смогла – джунгли уже сомкнулись! Заметив мое удивление, Берил вопрошающе кивнула.

- Да нет, все нормально. Джунгли как-то быстро сомкнулись.

- Разве? Я думала – так надо.

- Ха, Берил!.. У природы, какой бы она не была, не бывает «надо – не надо». По крайней мере инструкций и программ деревья точно не выполняют.

- Ты сделала странное уточнение. Оно важное?

- Ну, законы природы все же есть, от них никуда не денешься, да и мы, разумные, тоже часть природы.

Берил только пожала плечами. У нее есть редкий даже для людей дар – выхватывать важные детали. Вот и из моих слов она попыталась выжать максимум.

- Мне кажется, или тут совсем мало животных? – продолжила она.

Я еще раз огляделась. Отошли мы уже на большее расстояние, и жизнь постепенно переставала прятаться и маскироваться.

- Они тут есть, просто попрятались из-за посадки корабля. Вон, видишь ту сухую ветку? – я указала на одно из деревьев. Берил согласно кивнула. Я подняла с земли какую-то деревяшку и запустила в «ветку». Деревяшка пролетела мимо, но этого все равно оказалось достаточно – «ветка» быстро сжалась в пружину и уползла повыше в крону. – Вон еще такая же «лиана». – Я указала на другую змею. – Их тут уже много, а ты телепат, могла бы и прослушать телепатически . – Берил в ответ только брезгливо поморщилась.



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли



Мы идем уже третий час, а этим джунглям конца-края не видно. Нет, я прекрасно знаю, каких они размеров, но все же. И если честно, то мне немного не по себе – эти джунгли чем-то отличаются от всего того, что я знаю. Непонятно что, неуловимо, но что-то с ними не так. Мы уже расставили несколько ловушек, и теперь шли почти налегке – у каждой по винтовке, палатку тоже разделили на двоих, благо конструкция модульная. Уже начинало темнеть, и сейчас мы искали место для ночлега.

- Может быть выйти к берегу реки? Я видела ее при посадке. – спросила Берил.

- Нет, это плохая идея. Там наверняка живут рептилии и вдобавок ходят на водопой местные хищники. Хотя нам нужно открытое место, ты права. А ты так хорошо ее разглядела?

Берил кивнула.

- И можешь привести к ней?

- Думаю, смогу. Для моей касты сильная память – это нормально. Кстати, можно небольшой вопрос?

- Валяй.

- Почему парни так странно себя повели. Сначала они рвались нам помогать – сами по маякам нашли зверей, сами уложили их в трюм, а потом, когда выяснилось, что звери мертвы, начали во всем обвинять тебя. Почему?

- Ну… сначала хотели сделать нам приятное. А теперь за зверей влетит не только нам, но и им.

- Приятное? Мы просто не справились бы, они были необходимы.

- Нет. Это называют флиртом, заигрываниями там… Ну, по-разному…

- То есть это были мужские ухаживания?

- Ну как бы и да и нет…. – я почувствовала, как краснеют щеки. – Это что-то вроде игры и в тоже время шанс произвести впечатление – вдруг что перепадет…

- Что именно?

- Более серьезные отношения. – дипломатично ответила я. Впрочем, Берил все поняла.

- Хм. И кто-нибудь из них тебе понравился? – уже с еле заметной улыбкой спросила она.

- Ну… они оба довольно милые. А тебе?

- Мне? Хм. Если честно, тот, что…

Берил не успела договорить. Куст позади нас выстрелил в нее лианой! Я рефлекторно толкнула ее, лиана пролетела мимо. Затем вторая, вцепилась уже в меня. Дьявол! Обожгло запястье, я попыталась вырваться, но лиана с силой потянула меня под листву! Выстрел – Берил перебила эту лиану, еще один – на земле уже билась вторая. Мы бросились бежать, уже на бегу я содрала с руки жгущий хлыст. Мои ловушки, винтовка, часть припасов – все осталось там. Мы бежали минут десять, пока не выбежали на небольшую полянку. Берил в таком темпе бежать больше не могла, я тоже. Мы обе повалились на землю.



Берил, будущий биолог, лорои



На нас напало непонятно что, и непонятно как. Нам удалось вырваться, но мы потеряли часть вещей – Алиса обронила сумку с припасами и ловушки. И свою винтовку. Это очень плохо, вторая винтовка была бы полезна. Да и я хороша – зазевалась, и в итоге Алисе, пострадав самой, пришлось защитить меня. Хотя от любого, даже от лорои, будь он увешан сумками, как говорят люди, «как ишак», ждать прыти не стоит, да и перегрев у нас наступает быстрее. Я со всем грузом еле добежала до поляны и упала на землю. Алиса попыталась сесть, но тоже повалилась. На передышку у нас ушло несколько минут.

Когда я снова смогла подняться, уже были сумерки. Уходить дальше в лес было нельзя – даже при свете мы чуть не стали чей-то добычей. Поэтому палатку мы ставили здесь же, не теряя времени. К счастью, обе части палатки были у нас, а значит и сигнализация для нее тоже. Мы делали все так быстро, насколько хватало сил. Алиса ставила каркас, я расставила по периметру сигнализацию. Оставшиеся ловушки ее дополнили. Тент на каркас тоже натянула я – Алиса занялась своей рукой. Похоже, ее серьезно ранило. Она обработала руку спреем, но это не сильно помогло. Когда же все было включено и палатка готова, я наконец спросила ее.

- Что это было?

- Хищное растение.

- Что?!

- Ты не знаешь? А, ну да, тебя перевели из геологов… Бывают такие выродки эволюции. Не способные поддерживать сами себя или даже устанавливать связи, как обычные растения.

- Но я думала… - услышанное было для меня шоком. На всех четырех планетах, на которых я была, я ни о чем подобном не слышала. – Это мутант?

- Увы, такие рождает и природа. Хотя, - Алиса все время терла раненую руку. – странности все же были.

- Нас пыталось съесть дерево…

- И что? Таких хватает на Земле, правда поменьше. Очень странно, что оно атаковало именно нас. – Алиса пыталась перевязать все более проступающий ожог платком. – Как же жжет… В природе с проста ничего не происходит. Если растение на кого-то охотится, значит ему либо не хватает питательных веществ, либо оно защищает себя. Почва тут наверняка плодородная, а света достаточно, значит, оно защищалось. Но главный враг всех растений – насекомые и грызуны. Тут они явно размером не с нас. Это слишком нелогично. Этого просто не может быть! Черт! – на руке Алисы проступила кровь.

Я, спохватившись, быстро достала из подсумка охлаждающий пакет, переломила его и приложила к ее руке. Она перетянула этот компресс платком, потом прижала руку к груди.

Немного перекусив тем, что осталось от пайка, мы начали устраиваться на ночлег. У Алисы начала сильно болеть голова, и я дала ей успокоительное. Потом я попыталась связаться с кораблем, но безуспешно – мы были в низине, и радио здесь не работало. Я выглянула из палатки, чтобы оглядеться. Уже наступила ночь, и вокруг уже была сплошная чернота. Были слышны только ночные животные, которые шуршали по где-то периметру поляны... Когда я залезла обратно, Алиса уже спала. Я включила на поверхности палатки напряжение, положила рядом с собой заряженную винтовку, сунула под подушку химический фонарик и тоже закрыла глаза.



Берил, будущий биолог, лорои



Я проснулась от ритмичного, нарастающего гула. Когда я открыла глаза, снаружи уже светало. Я расстегнула молнию палатки, осмотрелась – гул шел со стороны склона, откуда мы прибежали. Стаи птиц поднимались с деревьев с той же стороны. Я влезла в палатку, схватила винтовку и начала будить Алису.

- Алиса, вставай! – нет реакции. Я дотронулась до ее лба и отдернула руку – у нее был жар! Я попыталась поднять ее, но тщетно. Выволокла ее из палатки, и присев, завалила на плечо. Поднявшись, побежала в сторону реки – я помнила, где она. Добежав до деревьев, я увидела, что неслось со склона – стадо огромных степных животных. Серые, плотные, много.

Я прыгнула в большой овраг – он приведет меня к реке. За моей спиной взревела сигнализация, сработали ловушки и затрубили звери. Но ловушки их не остановили, наоборот, они, всей массой, ринулись за мной! Почему?! Бросить Алису я не могла, я перехватила винтовку и… Выбежала на открытый берег. Оказывается, река была лишь в сотне метров. Я опустила Алису и сделала несколько выстрелов в бегущих впереди – они упали, создав затор – большой овраг для меня был тропинкой для них. Звери затаптывали друг друга, и пока они были заняты собой, я быстро огляделась. Удача! На повороте реки был порог! Я так же подняла Алису и уже задыхаясь, побежала туда. Несколько животных прорвались и побежали за мной… Чтобы сократить путь он бросились за мной по воде, и из поднимаемых ими брызг уже на них из воды начали выпрыгивать рептилии! – то, о чем предупреждала Алиса. Две напали на меня, я сорвалась в воду, но прикончила их последними патронами винтовки. Я выбралась на берег, вынеся на руках Алису, и отойдя подальше от воды на открытый пологий склон, положила ее на землю. Переведя дух и оглядевшись, я разглядела небольшую площадку, поднимающуюся посреди склона, а под ней небольшой грот. Место выглядело сравнительно безопасным, и я решила перетащить Алису туда.



Берил, будущий биолог, лорои



Мы просидели в гроте больше половины дня. Точнее я просидела, Алиса лежала почти не двигаясь. Лишь изредка она пыталась пошевелиться или что-то сказать, но кроме стона ничего не получалось. Я не пыталась говорить с ней телепатически, боясь еще больше навредить ей. Я один раз сбегала к реке и набрала воды, сделала Алисе мокрую повязку на лоб. Вдруг поможет? Ведь уже ясно, что это яд, может даже вирус.

Лекарства, продукты, патроны – все осталось в палатке. Надо было срочно возвращаться на корабль, но даже до поляны с палаткой я сбегать боялась. Радио тоже не работало. Я пыталась что-нибудь придумать или проложить более безопасный маршрут, ведь я же помнила, как выглядит это место сверху. Но увы, новые маршруты были не безопаснее того, по которому мы прошли. Эти растения могли быть где угодно, от прочих кустов не отличались (а может оно там и вовсе было под простым, безопасным растением), так что узнать его и обойти заранее не получилось бы. Да и быть подобных ему могло гораздо больше. В итоге я пришла к выводу, что самый безопасный путь – идти по собственным следам, как и планировалось. Единственное опасное место я помню, патроны могли сохраниться на поляне, да и в крайнем случае я всегда могу пустить в ход телекинез.

Теперь надо было что-то поесть. Ведь толком мы ели последний раз лишь на орбитальной станции, перед отлетом. Ягоды или плоды было искать долго, да и не факт, что они не ядовиты, так что единственное решение - охота. Кое-что о местной фауне нам говорили, и из сказанного вполне следовало, что она потенциально съедобна. Я достала из кобуры последнее уцелевшее оружие – походный нож, сняла с Алисы ремень и примотала им нож к винтовке. К этой винтовке полагался штатный штык-нож, но нам его, разумеется, не выдали. Вооружившись этим подобием копья, я вылезла из грота.

К реке я решила не идти сразу – рептилии слишком опасны. Идти можно было только в лес. Я быстро добралась до его кромки и осторожно вошла под полог. Утром я не обратила внимания, но при высоком солнце тут не светлее, чем вечером. Но теперь он бурлил жизнью – под самыми кронами и на нижнем ярусе было огромное множество птиц. Птицы здесь были самых разных размеров, форм, цветов. Одни не боялись меня, иногда подлетали так близко, что казалось, поймать их можно было и рукой. Но это были настолько маленькие птички, что чтобы хотя бы утолить голод, пришлось бы съесть сотню, а во-вторых, они были настолько юркими, что при малейшей опасности в момент как будто исчезали. Наверху же летали, почти не махая метровыми крыльями, переливающиеся сине-красные длиннохвостые, с двумя длинными трехметровыми перьями-лентами птицы, похожие на попугаев. Такую птицу я и решила поймать. Я заходила все дальше, наблюдая. Как оказалось, они вовсе не садились на землю, а сидели только на деревьях, лишь изредка пикируя вниз. Наконец, одна из этих птиц, привлеченная маленькими птахами, копошащимися в земле недалеко от меня, решила подлететь поближе. Она выпустила когти, я уже приготовилась метнуть в нее копье, как и земли выстрелили две лианы и утащили ее под землю.

Этот лес – сам один большой хищник…

Я попятилась назад, не желая быть следующей добычей. До самой темноты я пыталась либо поймать что-то, либо рассмотреть, как можно отличить это растение от других, но не вышло ни первое, ни второе. Ни с чем я вернулась в грот. Черт! И ради этого я оставила тебя на столько времени одну… Прости меня, Алиса!



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Больно.

Трудно дышать.

Из-за боли не получается сосредоточиться.

Так, все внимание на звуки. Помогло в прошлый раз, должно помочь и сейчас.

Слышу шум. Это вода, она шумит где-то внизу. Что-то резкое. Крики птиц? Наверное. Одно и тоже. Я одна? Я была с кем-то? Слышу шорох. Это шаги. Что холодное и мокрое прикасается к моей голове. Но мне легче. Открыть глаза? Сил совсем нет. Но я попробую. Веки как свинцовые. Еле открываю их. Надо мной какой-то силуэт. Это человек? Все размыто. Белые волосы, голубая кожа. Она плачет? Она плачет и улыбается. Она зовет меня по имени. Я ее знаю. Я точно ее знаю. Берил!

- Берил… - выдавливаю я из себя.

- Алиса, ты… Прости меня!

- За что?

- Я оставила тебя здесь, в опасности.

Здесь? Я постепенно прихожу в себя. Здесь. Косой потолок. Это пещера. Небольшая, я лежу на каменном полу. Как я сюда попала? Берил несла меня. Серые звери. Я их помню.

- Ты как?

- Я?.. Я в порядке. Я ходила… - она запнулась. – Как ТЫ себя чувствуешь?

- Паршиво. Куда ты ходила?

Берил рассказала мне про свою охоту, и про то, как тащила меня на себе. И мне внезапно все стало ясно. Все странности исчезли. Все, что было глупо и нелогично, тут же выстроилось в простую, логичную и понятную цепочку.

- Все хорошо, Берил, успокойся. Отнеси меня к реке…



Берил, будущий биолог, лорои



. Ночью я так и не смогла уснуть. Может голод, может волнение, может головная боль, которая становится все сильнее. Вдобавок я потратила много сил, телепатически снимая боль Алисы. И пусть моя каста тут не самая сильная, все равно, я сделала для нее все, что смогла. Но мне все равно лучше, чем Алисе, хотя она и говорит, что я тоже скоро потеряю сознание. Как только начинает светать, мы выбираемся из грота. Алиса еще не может идти сама, и поэтому опирается на меня. Мы медленно спускаемся к реке, точнее к ее старице. Я веду ее по памяти, сама я к ней еще не выходила.

По джунглям мы прошли почти километр. Алиса с моей помощью разделась, и несмотря на мои, да и свои же предостережения, залезла в воду. Она пыталась затащить и меня, но я отказалась. Это слишком глупо – она сама прекрасно знала об опасности водных хищников, а теперь сама лезла к ним в пасть. Она плавала, ныряла с головой… Возможно, конечно, вода давала охлаждение ее телу… Но тут она не вынырнула. Перехватило дыхание. Я, сбросив верх комбеза, прыгнула в воду. Что-то схватило меня и потащило вниз. Я легко отбилась – это была Алиса! Она просто заманила меня в воду. Если честно, в холодной воде мне действительно стало лучше, но очень ненадолго. Я быстро вылезла и вытащила Алису, накричав на нее за то, что так напугала меня. Она же только улыбнулась. Практически силой одела ее, но оттащить от воды все равно не смогла. Она подняла что-то и тут же сунула в карман, налила озерную воду в пустую флягу и почти залпом выпила ее. Она пыталась напоить и меня, но я, естественно, сопротивлялась. В итоге все равно пришлось выпить пару глотков. И только сейчас я заметила – у Алисы после этого купания действительно прибавилось сил.

Обратный путь занял больше времени. Во-первых, теперь мы шли в гору, а во-вторых, с каждым шагом мне становилось все хуже, дышать становилось все труднее, все сильнее болела голова. Мы добрались до грота только к середине дня и обе упали на его пол. Я чувствовала, как поднимается температура, и как слабеет тело. Я оперлась на спину и села у входа в грот с ружьем-копьем. Я пыталась караулить, так как понимала, насколько мы сейчас уязвимы. Постепенно перед газами стали появляться черные полосы и цветные круги, я пыталась не обращать на них внимания и держаться столько, сколько смогу.

Я пыталась прогнать их, как назойливых комаров, рукой, мотая головой, но от этого было только хуже. Я резко встала, но потом почему-то земля приблизилась… Удар.

Я потеряла сознание.



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли



Я отдернула шторку и убавила свет – Берил начала приходить в себя. Она лежала на раскладушке под охлаждающим одеялом. Ее одежду, которую я заранее сложила на небольшом стульчике, пришлось положить на пол – я взяла его и поставила вплотную к койке Берил. Она морщилась от боли, тихо стонала, но это было уже хорошо – она приходила в себя. Я взяла охлаждающий пакет, переломила его и положила ей на лоб. Она притихла и чуть приоткрыла свои рубиновые глаза.

- С возвращением! – улыбнулась я ей.

- Алиса…

- Скоро к тебе вернутся силы, так было и со мной.

- Где я?..

- Ты на челноке, мы уже подлетаем к орбитальной станции. Ребята тут все немного переделали, убрали клетки и поставили для нас небольшой госпиталь.

Берил медленно закрыла глаза, потом резко посмотрела на меня.

- Но как?

- Все просто. Я вызвала корабль по радио. Пришлось правда забраться на вершину холма, под которым был грот, ну и еще я истратила твой последний патрон, который ты припрятала для себя в голенище сапога. С его помощью ребята нас и нашли.

- Так ты знаешь?..

- А ты думала? – я рассмеялась. – Но это не самое интересное. Именно благодаря твоим словам я поняла, в чем тут дело.

- Как ты смогла пройти?..

- Слушай. Я сказала, что природа не выполняет программ. Это правда, но только та, которая появилась сама, а не искусственно. Все в лесу пыталось нас убить, даже то, чего по идее там быть не должно в принципе – растение, которое охотится на птиц, степные звери, которые зачем-то проламывают джунгли. Все это было создано специально, чтобы любой, кто попадет на эту планету, уже не смог с нее выбраться. Взгляни! – я протянула Берил металлическую пластину, уже поеденную ржавчиной, с надписями на неизвестном языке. – ее я нашла, когда купалась в том озере. Я нашла много таких, и в гроте тоже, и в джунглях. Видимо, раньше тут был город.

- Все равно не понимаю… Зачем это нужно?

- Похоже, тут была эпидемия. Думаю те, кто жил тут и создал это, летали в космос и привезли оттуда какую-то болезнь. Поняв, что погибают, чтобы уберечь оставшиеся колонии, создали такую экосистему-оружие. Они не стали уничтожать все огнем, видимо, надеясь, что хотя бы со временем появится вакцина. Но чтобы не умереть раньше времени, они придумали и страховку – другой вирус. Он служил чем-то вроде системы свой-чужой. Заразившись и переболев им, ты становился частью этого мира, и он переставал реагировать на тебя как на врага. И именно он погубил животных – когда они покидали экзосферу своей планеты, вирус убил их.

- А мы?..

- А мы от него избавились. Пришлось правда поломать голову над лекарством, но теперь все хорошо!

Берил изобразила подобие улыбки и закрыла глаза. Я погладила ее по волосам и поднявшись, пошла налить ей воды. Это приключение кончилось для нас хорошо – нам просто повезло, что мы вернулись живыми. Но меня не оставляла одна мысль – неужели командование знало об опасности, и отправило нас сюда именно за тем, чтобы мы сами узнали, что здесь к чему? И узнать это - и был наш урок? Очень жестокий урок.



Конец.



1. Система Кондиционирования Воздуха.


1

#2 Пользователь офлайн   Roy Fokker 

  • пилот VF-1S
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
Репутация: 84
Няшка

Отправлено 09 Март 2013 - 18:31

"Коррозия"



Берил, будущий биолог, лорои



На бегу я застегнула ремень. Какая неудобная форма! Тяжелый китель, юбка, туфли на каблуках… Включать их в форму – безумие! Бежать на них так неудо… А-а-а…. Проклятье! Еще умудрилась упасть посреди коридора. Я быстро поднялась, схватила туфли, и на носках добежала до раздевалки, которая была уже совсем близко. Она была до отказа заполнена такими же как и я, судя по форме, курсантками. Впрочем, «курсантками» можно было назвать далеко не всех – даже гуманоидами некоторые были лишь относительно. Тут были и ящероподобные коссидиане (коссидианки?), и выходцы системы Полукс, причем как минимум трех полов из семи, промелькнул кто-то из растений, но большую часть составляли, разумеется, мы и земляне. Я нырнула в дверь, и, прижавшись к стене, надела обувь.

Я огляделась еще раз – шум, возня, все как всегда, но, похоже время еще есть. Скоро, через несколько минут, начнется церемония начала учебного курса. Точнее, она уже идет, но для младших групп. Мы же - курсанты выпускного курса Академии Объединенной Армии пойдем последними. Наша церемония отличается от других. Мы все уже принесли присягу, и сейчас нам всем должны присвоить звание старшего лейтенанта. К слову, собственное лорианское звание, причем выше, я уже имею. Но в объединенной армии оно не имеет такого значения. Офицеры, выпущенные этой Академией, подчас бывают намного полезнее обычных военных – Академия и ее филиалы выпускают специалистов, совмещающих в себе как армейские качества, так и большие научные знания. Я, например, уже получила полное образование по специальности геолога и последний год прохожу обучение на специальность полевого биолога. Такое совмещение может показаться странным, но для нас, особенно для моей касты, это нормально, усвоить такой объем информации для меня – не проблема.

Но я отвлеклась. Кто-то наступил мне на ногу, меня пихнули локтем в бок, оцарапали руку, сама тоже не осталась в долгу. Так, заработав себе и обеспечив кому-то пару синяков, я протиснулась к одному из зеркал. Так. Все выглядит нормально – голубой китель сидит ровно, желтые полоски на рукавах и нашивки на своих местах. Ремень, юбка – тут тоже порядок. Прическа… Поправить непослушные волосы я не успела – меня отпихнула другая землянка. Я сжала кулак, но быстро подавила желание – мы все спешим, всем не хватает места, и от драки тут хуже будет только мне. С меньшим трудом пробилась к выходу, там курсантки и курсанты уже вместе готовились к построению. Меня беспардонно оттащила за рукав женщина в форме, кстати, как и я, лорои, сунула в одну из «коробок». За стеной относительно небольшого помещения, в котором мы стояли, была прекрасно слышна сначала речь руководителей курсов, потом голоса курсантов, аплодисменты… Мы стояли не меньше получаса, прежде чем нашей коробке отдали команду «Равнение на середину! Шагом марш!»



Берил, будущий биолог, лорои



Церемония прошла намного быстрее и скучнее, чем я ожидала. Нет, на что-то яркое и пафосное я, конечно, не рассчитывала, но все же… Я ожидала большего. Однако она завершена, и теперь курсанты постепенно собирались уходить в жилой сектор. Академия – большой сегмент станции-орбиты вокруг планеты, которую земляне называют Глизе-22, а мы Экум. Но куда пойти мне? Признаюсь – виновата сама. Виновата в том, что до последнего тянула время, села на последний подходящий челнок и еле успела к назначенному времени (даже переоделась в парадную форму на его борту!), в том, что поленилась изучить карту станции, и, получив ключ от своей каюты, оказалась без малейшего понятия, как до нее добраться. Непростительная ошибка, ведь я на станции впервые. Ни за что не расскажу об этом Алисе. Небольшая инструкция, которую мне выдали вместе с ключом была абсолютна бесполезна – нас должны были централизовано встречать маглевы, но станция, на которую они должны были прибыть, была закрыта и обесточена. Довольно странно. Были те, кто добирался к жилью на такси, однако для меня, увы, это оказалось слишком дорого. Еще одно разочарование – все такое дорогое! Пришлось присоединиться к группе курсантов, которые решили для своего удовольствия проделать весь путь до кают пешком.

Мы шли долго, часа три. Те, за кем я шла, явно никуда не торопились, прокладывали свой путь через (довольно неплохие) магазины, парковые зоны, просто шли по любопытным местам. Наконец от станции хороший сюрприз – здесь есть места, приятные и интересные для меня. Как добраться до корпусов (коротким маршрутом) я поняла довольно быстро, но отказываться от такой экскурсии не стала. Вдобавок многие коридоры, которые на картах значились, как свободные, были перекрыты, и идти без провожатого было… рискованно. На табло над ними горело бесполезное «по техническим причинам». Мы шесть раз упирались в запертые коридоры, что было сюрпризом даже для тех, кто нас вел.

- Сусанин хренов. Куда нас завел?

- Спокух, камрады. Я от доков до базы в слепую дойду, и вас доведу. – ответил курсант в камо.

- Сделай одолжение, открой глаза, пожалуйста.

- Да я сам не в курсах, чего все перекрыли. Не день космодесантника вроде…

- Мальчики, мальчики! Не ссоримся! – вмешалась девушка в ядовито-желтом платье. – Тут кафе рядышком, зайдем, посидим, может коридоры и откроют.

- Не вижу причинно-следственной связи, но я устал. Я за кафе. – ответил парень в очках.

- Мона. - курсант в камо пожал плечами, остальные тоже поддержали идею.

- Простите… Прошу прощения, я могу пойти с вами в кафе? – я спросила девушку, стоящую ко мне ближе всего. Она посмотрела на меня, но ничего не ответила – ей неприятны лорои, я ощутила это. Многие земляне недолюбливают нас, их можно понять - конфликт между нами окончился всего десять лет назад, и не в их пользу. Что ж, нельзя так…

- Конечно можно! – выскочила у меня из-за спины та девушка в желтом платье. Как она там оказалась? – Я Оленька Ласкова, с биологического, а тебя как зовут?

- Берил. Мое полное произносимое имя Листел Толзет Эилис, но по-вашему это просто Берил. Я тоже биолог.

- Здооорово! Будем вместе учиться! – она повисла у меня на руке! И что теперь делать? – Идем-идем-идем! – она потащила меня за руку!

- Ха! Не волнуйтесь, Оленька всегда такая. Вы тут раньше были? – спросил парень в очках. Я отрицательно мотнула головой. – Ни разу?

- Я на станции впервые.

- Наша станция хорошая, это сегодня что-то не то с коридорами. Оленька, проводишь ее потом до ваших кают?

- Конечно! – мы вошли в кафе. – Ты уже знаешь, с кем будешь жить? Вдруг со мной!

Мне, в общем, все равно, к кому меня подселяют, но в данном случае чудом не вырвалось «К счастью нет».

- Меня подселят к девушке по имени Алиса. Может быть вы ее знаете – она с Земли, европейской внешности, спортивная, примерно моего роста. У нее серо-голубые глаза, прямые русые волосы до плеч, на ней обычно серый походный костюм1 и черная кожаная куртка2. Она говорила мне, что довольно известна тут.

Ребята переглянулись.

- Уж не Алиса ли Селезнева?



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Фуух… Я плюхнулась на кровать.

Вещи кое-как распиханы, учебники уложены, стол оккупирован. Теперь кого бы ко мне не подселили, я буду на правах хозяйки! Ура! Даже мои питомцы тогда приобретают почти легальное положение. Ведь зверей-то держать нельзя, но раз – кто читает правила, и два – кого первым поселили – меня. Значит мне и решать, и вообще я тут главная. Так вот.

Хотя, если быть честной, запрещенные вещи есть тут у всех. Даже у Светки, хоть она и строит из себя невесть что и при случае тыкает каждого носом в тот или иной устав или правило. Про наших парней вообще говорить смысла нет, ибо то, что есть у них в комнатах, судя по всему, по списку запрещенных вещей и подбиралось. Карты, игры, книги, консоли, оружие – все, что душе угодно. Надо будет, кстати, к ним зайти – выменять пару книжек и кое-какое оборудование.

Я села на подушку и огляделась. Вообще грех жаловаться – после общежития на Сатурне с кубриком на шестнадцать человек это – просто номер люкс. Большая комната, рассчитанная на двоих, каждая постель утоплена в собственную нишу. Над головой все в той же нише полки для книг. С одной стороны эту нишу, а заодно и комнату, ограничивает стена с общим низким шкафом типа комода (думаю, там такая же ниша), с другой еще один шкаф, на этот раз персональный. Замыкает комнату большой письменный стол, один на двоих (уже мой и не отдам). Все удобное, чистое, просторное, из очень качественных материалов. Но вот какое одноклеточное проектировало общую компоновку – большой вопрос. Входная дверь располагается сразу за моим шкафом, и прямо напротив нее – дверь в… Это называется объединенный санузел. И входящий видит не просто дверь туда, а душевую кабинку, так как закрыть ту дверь почему-то невозможно. То есть если я буду мыться и кто-нибудь зайдет, то первое, что он увидит, буду я. В душе. Голая. Брррр. Вот и я спрашиваю, какое одноклеточное? Сегодня же пойду в магазин и куплю хотя бы занавеску.

Я встала, потянулась, и, порывшись в сумке, достала и сунула в карман кредитку. Так, зверята, теперь надо вас спрятать. Питомцев у меня немного – всего четыре. Кузя – сухопутный осьминог с планеты Грок сам уже облюбовал местечко под кроватью моей будущей соседки. Карликовый питон Ри тоже пристроился так, что сразу не найдешь – под столом. А вот кошку Лиру и летучую мышку Бэт (полное имя Бэтмэн) спрятать не так просто. Лира, иди сюда. Молодец, давай я тебя спрячу в шкаф. Ты чего упираешься? А ну не царапаться! Ай! Это не на долго, тут ничего страшного. Не бойся. Лиру я спрятала, теперь Бэт. Я огляделась - нету. В шкафу ее не было, я бы наверняка заметила. Посмотрела в другом шкафу, в ванной. «И под лавкой нет кота, и в кладовке нет кота, дверь в кладовку заперта…» Что ж, если я не смогла ее найти, моя будущая соседка не найдет и подавно, только бы она не догадалась выключить свет. Жаль, папа не дал мне взять сюда Говоруна… Вот можно было бы похвастать! Такого даже прятать не стала бы – оставила бы ему кормушку на самом видном месте. Но ничего не поделаешь, не разрешил значит не разрешил. Хотя Кузю, наверное, тоже не разрешил бы, но я догадалась не спрашивать.

Эх, ладно, надо идти. Я подошла к двери, еще раз огляделась, открыла дверь и вышла в коридор. С одной его стороны были такие же каюты, по-моему штук десять, а напротив них во всю длину коридора шла сплошная стена, отделанная панелями из нержавейки. С торцов коридор упирался в небольшие холлы с парой диванов и пушистыми пальмами в углах, из холлов выходили еще по два коридора – один, самый длинный, уходил вглубь станции и был лишь чередой таких же холлов, а другой, проходя через медотсек, выводил на смотровую площадку. В одном из холлов среди других курсантов стояли ребята из моей группы – Светка, Майк, Антон и Оленька.

- Алиса!

- Всем привет! Вы только добрались?

- Yeap! – Майк поправил очки. – Кстати, а у нас есть новость для тебя.

- И не самая лучшая. – недобро добавила Светка.

- Что случилось?

- Да все нормально, встретили твою новую соседку. Оленька…

- Она лорои.

- Свет, ну и что? Оленька с ней почти подружилась!

- Здорово! Она не с вами? – я оглядела холл.

- No. She’s… Она пошла в комендатуру, встать на учет. А ты давно тут?

Я кивнула в ответ.

- Часа два наверно. А как ее зовут, как она выглядит?

- Ну… ну… - Оленька начала объяснить, помогая себе руками.– Она такая…. ледяная… Такая… как кристалл…

- Эм… В смысле?

- Ну от нее так и веяло каким-то холодом… загаааадочным таким…

- Температура тела у всех лорои двадцать семь градусов, от всех лорои веет прохладой.

- Ну еще у нее… У нее ушки такие… Остренькие. Вот такие. – Оленька показала на себе, какие у лорои ушки. - И вся она такая… Цвета такого… Небесного такого… Лазуритового…

- У всех лорои заостренные уши и кожа голубого цвета. Оленька, точнее.

- Ну… у нее еще… еще… еще сапожки прикольные! Белые такие. Не такие белые как в магазине на пятом уровне и не такие высокие, какие я заказала на планете, ведь я заказала темные и с застежечками, а такие, как те, в которые я купила месяц назад, только они на высоком каблуке, красные, высокие и на молнии, а ее белые, пониже и с плоской подошвой. У нее они такие кожаные, но не такие, как мои новые, потому что мои замшевые, а как другие мои, которые кожаные. Я говорила, что заказала их на планете? Так вот у нее точь-в-точь такие же кожаные, ну я тебе их покажу, когда привезут. Я ее спросила, где такие прикольные достала, но она что-то странное говорила про «комплект» и «выдали»… Странно у них магазины называют, правда? Так вот, когда я ее почти уговорила, я ее что-то уговаривала, не помню, мы так мило болтали, но она почему-то сразу извинилась так и убежала в комендатуру. Вот… Ну а…

- Оля! - ребята уже тихо покатывались со смеху. Оленьку мы конечно все очень любим, но… Как она сюда попала, и уж тем более, как доучилась до выпуска – тайна, покрытая мраком.

- И незначительные детали. – Майк положил руку ей на плечо. – Твоего роста, белокурая, прическа как у тебя… ну или чуть покороче. Волосы немного вьются, глаза фиолетовые. Действительно такое «ледяное» сочетание. Сама вполне милая, нормальная, наверняка подружитесь. Зовут кажется Лестель или Листель…

- Листел Толзет Эилис, - Я обернулась на знакомый голос. – Или просто Берил. Здравствуй, Алиса!



Светлана, будущий биолог, человек



Вот и начался выпускной курс! Учеба – это очень серьезное занятие, а учеба в Академии – тем более. От меня, лично от меня будут зависеть жизни других и наш успех в войне. Теперь надо будет еще больше времени уделить учебе и отбросить все лишнее! Многие курсанты безответственно подходят к собственному времени, и спускают его на всякую ерунду – вместо подготовки и тренажеров тратят время на себя, кафе, кино, просто бездельничают… Никакой дисциплины, ужас! И если бы еще только на станции, некоторые даже позволяют себе даже летать на планету развлекаться… И какие из них тогда будут офицеры? И неважно, что отдыхает каждый по-своему – нет времени на отдых – война идет! И не их дело, как им проводить свое свободное время.

Хотя наша ли это война? Эти чертовы лорои принесли ее вместе с собой семнадцать лет назад. Сначала напали на нас, а потом, захватив несколько систем и убив кучу людей и инопланетян, просто извинились, мол ошибочка вышла, и подставили нас же под удар боариан. Они воюют друг с другом уже давно – тысячелетия, насколько я знаю, и чтобы продолжать войну обе стороны завоевывают другие системы ради ресурсов. Но не на тех напали! Уже тогда, когда лорои напали на нас, существовал Союз Объединенных Планет, и мы вместе, всем Союзом дали им отпор. И как они сами говорят, впервые за всю их историю! Вообще, как пишет «Вестник Фронта», а там глупость не напишут, война началась бы в любом случае, и боариан бы напали на нас вне зависимости, знай мы вообще о лорои или нет. Пусть так. Но эти синекожие ведут себя так, будто то, что они заключили с нами военный договор, большое одолжение! Мне одна прямо так и сказала – напрасно нас тогда всех не завоевали! Ее тогда правда другая одернула, но все равно… Теперь-то я знаю, чего они хотят на самом деле. И добиваются этого. Присылают к нам только молодых девчонок – все стройные, красивые (и умные, чего уж врать) – вот парни наши на них и вешаются. А они и рады – мол мужчин у них нет почти. Врут, я точно знаю! Диверсия это, демографическая! Ведь детей-то совместных быть не может. И ладно бы только парни… Так они еще и мораль нашу ломают – сами друг с дружкой живут, так еще помимо парней и с девушками встречаются! Это уж совсем аморалка! А ничего не сделаешь, в уставе про это ни слова.

Теперь вот одна такая к Алисе в «друзья» набивается. Они вроде уже года полтора знакомы, я ту синекожую даже раньше с нами видела. Так теперь что удумали – поселить их вместе решили! И я знаю для чего! Чтобы Алису к себе переманить. Она ведь, чего уж врать, биолог талантливый, много знает, и вообще была бы отличным курсантом, если бы не дисциплина. И не любовь к лорои. Мол, «не враги они нам теперь, только вместе победить сможем» - сразу видно, промыли они ей мозги своей телепатией. И то, что говорят лорои, что использовать ее с расами, ею не владеющими, нельзя – чушь. Ведь это говорят лорои, а раз лорои, значит врут!



Берил, будущий биолог, лорои



Даже не знаю, как мне удалось вырваться из цепких лап этой девчонки. Весь час, что мы шли от кафе до нашего корпуса, она провисела у меня на руке, и, по-моему, так ни разу и не умолкла. Она расспрашивала о службе, о нас, о моей экипировке - обо всем! Мне, конечно, лестно такое внимание и такой интерес к нам, но если бы она дослушала хотя бы один ответ… К коменданту я могла подойти и оставив свои вещи, но это был такой хороший повод сбежать от нее, что не воспользоваться я им просто не смогла. А заодно узнала, где находится моя каюта.

До отлета сюда со мной побеседовали несколько очень высоких чинов, «попросив» составлять регулярные отчеты о том, чем я буду заниматься и каким будет сожительство бок о бок с человеком. Несмотря на то, что лорои и люди подчас делят уже не только одну крышу, но и одну постель, различные инциденты происходят до сих пор. В этом приказе не было бы ничего удивительного, для смешанных миссий это норма, если бы не одна деталь - в отчетах я должна буду «уделять большее внимание своей сожительнице, чем себе». Да и интерес ко мне таких важных персон, в обход всех чиновников… В любом другом случае я сочла бы это за честь, но не сейчас это мне совсем не нравится.

Мне на выбор дали несколько возможных кандидатур, среди которых оказалась Алиса Селезнева, курсант-биолог с Земли, моя знакомая и подруга. Мы познакомились полтора года назад на Сатурне и уже вместе летали на совместную миссию, на одну из планет Кольца, и то, что произошло там, я даже не хочу вспоминать. После того полета мы с ней стали общаться и вне академии, а подружились еще раньше – лучше и быть не могло! Гораздо приятнее делить быт с тем, кого знаешь и с кем тебе комфортно. Мне пообещали, что нам обязательно достанется одна из лучших кают, что мне могут простить мои прошлые прегрешения… Но почему именно я? Почему сразу не подумала об этом? Меня заставили не думать об этом? Во что же я угодила... Может сказать Алисе? Нельзя. Или можно? Мы ведь союзники. Зачем тогда все это?.. В конце концов мне еще нужно найти своего куратора, а кто она – я еще не знаю. Может она подскажет, как поступить.

Встреча с Алисой получилась теплой, даже слишком – почему земляне так любят обниматься? Я честно очень рада ее видеть, но после той… Оленьки… Нет, этот обычай мне определенно не нравится. Алиса быстро поняла, что к чему, и ловко увела меня от… Оленьки, явно желавшей продолжить общение. Когда закрылась дверь нашей каюты, я прислонилась спиной к двери и еле опустила рюкзак на пол. Сейчас он казался мне неподъемным.

- Спасибо большое…

- Всегда пожалуйста! Это Оленька тебя так измотала? – усмехнулась Алиса.

- Почти час я тащила ее на руке. Это нормально?

- Хех. Для нее – вполне.

И с ней мне еще предстоит учиться целый курс…

Алиса помогла мне разложить вещи, показала, что тут где и как этим пользоваться. А заодно и некоторых из зверей, которых, как она меня заверила, ей разрешили тут держать. Ну-ну. Змея по кличке Ри, кошка по кличке Лира. Еще под моей кроватью поселилось нечто, что Алиса назвала сухопутным осьминогом Кузьмой. Оно по ее словам молодое, небольшое и совсем не страшное. Проверять это у меня нет никакого желания – если оно не будет меня беспокоить, то и мне оно безразлично. А вот некий мелкий воздушный хищник – это уже проблема. Хотя бы потому, что в вентиляции обычно живут паразиты похожего облика. Как бы не перепутать и не пристрелить ненароком.

После… Оленьки… я хотела принять душ, но Алиса строго запретила этого делать. Ее волнует возможность того, что кто-то может это увидеть. Ну и что? Я могу понять ее беспокойство за себя, но мне нужно охладить тело, да и вообще - не следить за собой из-за такой мелочи? Завтра начинаются занятия, и я должна привести себя в порядок, нравится ей это или нет.





Майк, будущий генетик, человек



Итак, что же? Попробуем собрать пазл воедино.

Все началось неделю назад. Я в курсе того, какой должна была быть церемония открытия (сервер учебки стоит почти без защиты, разве что пара простеньких фаерволов, да и те ломаются на раз), и какой вообще должна была быть программа первого дня. Ведь перевод к нам с Сатурна целого курса полевых биологов – не рядовое событие даже для Академии. Однако, неделю назад, Ректорат внезапно поменял планы, перекроив и ужав всю программу – получасовая речь ректора в ангаре вместо длинной церемонии в природной зоне, никаких гостей, хотя был запланирован визит самой Ирии Гай! Бывают всякие накладки, зоны могут за чем-то перекрыть, гости не смогли прилететь. Допустим.

Потом перекрывают одну линию маглев. Сколько я живу на Глизе, не помню, чтобы так внезапно перекрывали не просто станции, а целые линии. Поезда-маглев – основа транспортной сети, каждая линия состоит минимум из четырех путей, и без них эта сеть практически парализована. А это уже явно не тянет на накладку организаторов – это серьезная авария. Но в новостях это упоминается вскользь, даже техники, к которым я встроился в чат, не очень понимают что к чему. И вот сегодня перекрывают станцию около ангаров – линия там сквозная, а значит перекрывают всю линию. Две перекрытые линии на одной орбитальной станции! Такое бывает только при атаках боариан, и то не всегда.

Но самое интересное началось тогда, когда мы решили пойти до кают пешком. Я не сомневаюсь в том, что Антон отлично знает каждый закуток станции, он облазил ее, наверное, всю. Но по пути мы постоянно упирались в перекрытые коридоры и даже сектора, на карте значившиеся как открытые. Пока мы сидели в кафе, я заглянул в карту инженерной службы – было перекрыто около пятидесяти коридоров и секторов, а сейчас уже шестьдесят два!

Я откинулся на спинку кресла. Все это очень и очень странно.

Все слишком странно.

Я еще раз проверил сводку новостей – об авариях почти ни слова. Зато во многих секторах решено провести внеплановые учения персонала; надо быть полным идиотом, чтобы не понять, что это все взаимосвязано. Однако воедино пазл все равно не собирается. Какова же причина?

Почему-то сильно захотелось кофе. Я встал из-за стола и подошел к комоду, который мы с Антоном приспособили как обеденный стол. Привычным движением разогнав виноградных мошек я достал свою чашку из под залежей оберток от быстрой еды и журналов, протер ее и отнес к чайнику. Залив кипятком свой суп, воды в чайнике Антон, разумеется, не оставил. Ладно, налью. Как только я заполнил его почти до краев и поставил кипятиться, кто-то гулко постучал в дверь. Видимо, сапогом.

- Тук-тук-тук, к вам можно?

- Тебе всегда можно. Заходи, Алиса. Стучать ногой теперь модно? – я открыл дверь.

- Не модно. Но вы бы хоть дверь свою помыли…

- Гигиена – враг студента.

Алиса лишь тяжело вздохнула и соболезнующее посмотрела на дверь. Будь та живой, наверное и погладила бы. Впрочем, будь та живой, уже давно отвесила бы нам хороших тумаков. В комнату Алиса же вообще стараясь не заглядывать… А напрасно. Мы весь остаток дня потратили на генеральную уборку. Алиса аккуратно переступила через пакеты с анжорскими травами у двери подошла к столу.

- Зачем вы это едите? Нас же хорошо кормят.

- Есть в жизни вещи, которые девушкам не понять.

- А если девушка попытается?

- Мы тренируем в себе настоящих мужчин, на учебе как на передовой! – не говорить же, что почти все мои порции сжирает Светка. Хотя, Антон, наверное, их ест именно поэтому.

- Брось это. Я тебе как биолог говорю.

- Ты за этим пришла?

- Нет, не за этим. Вот. – Алиса протянула мне список. – Сможете достать?

Я быстро пробежался по нему взглядом.

- Кое-что да, но вот микроскоп-анализатор La Vosie 415SLX… Ты хоть представляешь, что это? Зачем он тебе?

- Нужен. – уверенно сказала она.

- Не знаю – не знаю… Это все очень дорогое и редкое. Что взамен?

- Как всегда. – Алиса сунула руку в нагрудный карман и достала оттуда небольшой кусочек ткани, а в нем синевато-прозрачный камушек. – Зуб стрийса с планеты Малагар.

- Ну…

- Если не хватит, я добавлю.

Зуб я, разумеется, взял. Это очень ценная штука, особенно ценима на Альдебаране.

- Сделаю все, что смогу. Ты сейчас наверх?

- Неет… Я уже спать. – она переступила порог. – Доброй ночи и… ребят, вы бы все же чуток прибрались…



Берил, будущий биолог, лорои



«Высший Офицерский Университет Прикладной Науки при Академии Наук Объединенной армии», или проще Академия Объединенной армии – одна из наиболее важных и влиятельных организаций, основанных после заключения мира между нами и Организацией Объединенных Планет. Вначале ее целью был обмен знаниями между UP и Империей Лорои, однако внезапно быстрая культурная ассимиляция и опыт UP в создании жизнеспособных межпланетных служб быстро превратили ее в поставщика ценных и востребованных кадров для Объединенной армии. Здесь готовят армейских геологов, геологоразведчиков, полевых биологов, спецпилотов, инженеров, генетиков, врачей. Сейчас Академия включает девять филиалов, расположенных в наиболее населенных звездных системах. В нее осуществляется постоянный набор представителей девятнадцати рас, еще три обладают нерегулярным правом поставлять курсантов. Разумеется, все эти расы не могут существовать в единых условиях и учиться в едином темпе, так что вместе обычно учатся не более пяти рас. Частой практикой служит и «перетасовка» внутри родственных специальностей – именно поэтому нас перебросили сюда с Сатурна.

Одним из первых занятий стала лекция «Теория форм наследования».

Аудитория, в которой проходили занятия (как и все на этой станции), была непривычно большой и светлой. Она была устроена амфитеатром, с двадцатью ярусами для курсантов и кафедрой лектора в центре. Курсанты садились произвольно, кто где и с кем хотел, и я села рядом с Алисой. За ней села Оленька, а за Оленькой Светлана. Ребят с нами не было, как оказалось, они учатся на другом факультете и по другой военной специальности.

Я уже привыкла ко многим вольностям, которые (хотя и далеко не всегда) позволяют себе люди, но все равно мне было здесь… неуютно. Невыспавшиеся курсанты, которые усиленно делают вид, что внимательно слушают и запоминают. Мерное посапывание откуда-то сверху. Лектор, даже не делающий хотя бы вид, что читает предмет не для себя, а для курсантов. Нет, его слушали, и даже записывали то, что он говорил. Но курсант тут превращался в простой автомат для переноса звуковой информации в графическую, ни на секунду не задумывающийся о смысле записанного. Моя память позволяла обходиться без записей, однако и я зарисовывала разные схемы и записывала то, что считала важным. Алиса вовсе ни разу не открыла конспект и просто лежала на парте, положив кулаки под подбородок. Людям виднее, как учить людей, но здесь были не только люди.

- …Итааак, из определения 19 следует, что аллельный перенос является фактором второстепенным, первостепенным является генно-факторный перенос. – громко, медленно и ритмично читал лектор, так же ритмично ходя вокруг голографической проекции ДНК. – Таким образом очевидно, что именно аллельные мутации являются мутациями, отраженными в фенотипе... – Алиса недовольно хмыкнула. Видимо, определение неточное. – … и именно они являются основными инструментами естественного отбора. Без них невозможно мутационное развитие, а как следствие и эволюция. Записываем, записываем. Поэтому, используя понятия из параграфа 2, заключаем, что живыми организмами можно считать лишь те образования, которые используют для изменения фенотипа лишь мутации, закрепленные в цепочках нуклеиновых кислот для органики, Ф и Т-кислотах для фосфорно-борной жизни при помощи растворителей. Теперь…

- Это неполное определение! – вдруг громко сказала Алиса. Лектор недовольно оглядел зал.

- Кто это сказал?

- Алиса Селезнева. Вы не упомянули наследование в сплошных средах. Это кристаллические и магнитные формы…

- Теория наследственности сплошных сред это лишь теория, не имеющая подтверждения на практике!

- А как же миелофоны?

Лектор недовольно поправил очки, пытаясь получше рассмотреть Алису и постояв так немного, почти презрительно добавил:

- Допишите. Исключения – миелофоны. А вы после лекции подойдете ко мне.

Шепот прошел по рядам и быстро стих – лекция завершилась так же сонно, как началась. Когда остальные стали покидать аудиторию, Алиса послушно спустилась к кафедре. К ней подошли двое дежурных в форме, и настоятельно попросили пройти с ними в ректорат. Видимо, лектор оказался злопамятный. Я решила пойти за Алисой, чтобы не оставлять ее один на один с ректором. Я знаю, что такое быть вызванной на ковер к начальству, и каким мелочным оно может оказаться. Впрочем, вместо ректора нас отвели к военному коменданту. В небольшом помещении за столом сидел смуглый человек в военной форме пустынного цвета, с беретом под погонами полковника и толстыми черными усами. Рядом стояло еще несколько человек, тоже в форме, званиями пониже и одна лорои. Из какой касты он бы не была, она очень высокого ранга – черно-красный комбинезон с золотыми узорами на ткани, зелено-золотистые волосы, золотой телепатический обод на лбу.

- Кто из вас Алиса Селезнева? – сипло крикнул полковник.

- Я.

- А эту зачем привели? Увести!

Двое офицеров резко взяли меня под руки, но лорои жестом остановила их. Она телепатически опросила меня о моей касте и специальностях.

- Она тоже может помочь.

Полковник кивнул и офицеры отпустили меня. Я сделала шаг и встала рядом с Алисой.

- Вы о чем?...

- Что, а главное, откуда вам известно про миелофоны?

- Мой папа с ними работал. Мой папа – Игорь Селезнев, вы наверняка слышали о нем!

- О генерале3 Селезневе я слышал, только вот он черте где, а вы тут. Да и на такую дочку вы не похожи. Почему вы не указали это в досье?

- Указала… - Алиса неуверенно пожала плечами. – Я написала только его имя и фамилию но… Я просто не хотела привлекать лишнего внимания. Да и… Мне так лучше и здесь я полезнее…

Комендант скорчил злобную гримасу и произнес что-то неразборчивое. Лорои, стоявшая за ним, быстро подошла к Алисе и приложила ладонь к ее шее. Алиса вскрикнула и чуть не упала, я поймала ее – так проверяют память.

- Она верит в то, что говорит. Меня зовут Ар Паллан Лиенор. – Она из военной касты! - Вы знаете, почему перекрываются отсеки и линии поездов?

Мы обе отрицательно замотали головами.

- И даже слухов никаких? Не волнуйтесь, вас не обвинят в паникерстве.

Алиса только пожала плечами – за слухами она не следила. Ар посмотрела на меня, но мне тоже нечего было ответить.

- Хорошо. Причина, по которой мы вынуждены постоянно перекрывать отсеки – очень быстрая коррозия. Любая поверхность в них в короткий срок покрывается кристаллами неизвестного состава. – Теперь понятно, почему я могу быть полезна, я ведь уже действующий геолог. – Но есть одно но – кристалл очень быстро проникает в вещество, независимо от того, каков состав покрываемого вещества. По крайней мере внешние свойства остаются неизменны.

- То есть… кристалл имеет наследственность? – спросила Алиса.

- Абсолютно верно. Но подробное изучение невозможно – кристалл реагирует со всем, что его касается.



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли



Вот это да… Оказывается, на станции есть неизвестная никому форма жизни! Вообще никому! По описанию она похожа на миелофон, но у его здешнего собрата темп метаболизма просто огромен. И всех миелофонов – несколько килограмм, а здесь уже сотни тонн! Круто! Ар Паллан Лиенор (перевода своего имени она не дала) сказала, что жертв среди населения пока нет, но зверьки, живущие в воздушных коридорах, уже становились его добычей. То есть для него нет разницы – углепластик, металл, органика. Хм… А как он попал на станцию? И если кристалл превращает в себя все, к чему прикасается, то почему перекрывают не граничащие друг с другом отсеки? Значит, есть переносчик. Очень интересно. Не терпится его увидеть!

Комендант собрал из нас небольшой отряд, и я, Берил, трое молодых офицеров и двое явно потертых жизнью монтажников отправились в только что перекрытый сектор. Ар Паллан Лиенор дала Берил нечто (подозрительно напоминавшее противотанковое ружье) и сопроводила до шлюза, перекрывающего сектор. Открыть тяжелые ворота без специальной машины было нельзя, но монтажники шустро сняли одну из декоративных панелей рядом с ними, где-то метр на два, и под ней оказался вход в небольшой служебный лаз. Как только мы залезли в него, сразу перехватило дыхание – воздух был настолько сухой и горячий, что для вдоха требовалось заставить себя и приложить усилие, легкие просто отказывались дышать им. Пройдя по этому лазу всего полсотни метров, я уже покрылась испариной. Каково же тут Берил? В конце лаза в лицо ударил мощный поток ледяного воздуха. Когда же мы вылезли с другой стороны, этот воздух оказался самым обычным, «комнатным» - настолько велика была разница температур. Похоже, никто и не планировал, что тут придется идти людям.

Мы вышли на главной улице этого сектора. Какое же было зрелище! Вверху, метрах в двухстах над полом – искусственное небо. Слева и справа – дома, в основном развлекательные, но некоторые и жилые – этот сектор строился специально для отдыха тех, кто плохо переносил обычный быт станций или просто скучал по родной планете4. А центральная улица, без привычных машин и населения была просто огромна – метров двести в ширину, следующий шлюз виднелся в дымке только через километр. Только сейчас я поняла, насколько огромна эта станция! И во всем этом пространстве только нас семеро... Внезапно почти в центре неба потух один квадрат. За ним еще один, и еще, и еще… Секунд за двадцать потухло все небо. Включилось аварийное освещение.

- Добрался до подстанции. - меланхолично произнес молодой офицер с погонами лейтенанта.

- Это далеко?

- Да нет уже. Я так и не понял, зачем вас взяли?

- Берил как геолога, а меня, наверное, потому, что с такими формами жизни я уже сталкивалась.

- Жизни? Вы всерьез так считаете эту слюду живой?

- Угу. Понимаете…

- Эээээээй, вон там! – крикнул один из монтажников, указывая на угол ближайшего к нам дома. На нем действительно был налет глубокого темно-синего цвета. И он рос! Как будто иней, медленно, рваным, но четким фронтом. Мы подошли ближе… Монтажники установили треногу, а на нее черный прибор, похожий на теодолит или лазер. Берил перекинулась с ними парой фраз и вскинула пушку. Выстрел. Фонтан искр вырвался из стены, и на ней появилась маленькая дымящая дырочка со ставшим голубым кристаллом по краям. Берил и монтажники снова обменялись своими непонятными геологическими словами и что-то подкрутили в черном приборе, Берил снова выстрелила... Стреляла она раз семь, и каждый раз по-разному - то на пути кристалла, то на самой границе, то на долю секунды, то зажимала спуск на несколько секунд. В итоге на седьмом выстреле у винтовки просто перегрелся ствол.

Итак, первое свидание с кристаллом окончено – возвращаемся в соседний сектор. Монтажники забрали прибор, оставив треногу на корм кристаллу. В ней есть датчик, который передаст по радио, как же будут его поедать. Мы дошли почти до самого лаза, как высоко, на уровне искусственного неба, послышался звук. Звук?

Так рвутся тросы!

В ста метрах от нас упала и разлетелась тысячами осколков ферма. Кристалл сожрал ее, и от каждого осколка росло синее пятно. Быстро! Палуба ему по вкусу! Мы бросились к лазу. Монтажники прыгнули в него, а парни открыли пальбу по кристаллам. Зачем?! Один из них вскрикнул и завалился на пол, рассыпавшись на полу синим бисером, второй упал следом. Так быстро?! Втроем мы прыгнули в лаз. Добежали до границы секторов и попытались поднять заглушку. Дьявол! Замок сломан! Парень попытался плечом забить ее на место, я бросилась ему помочь, но затвор был погнут, бесполезно. Какая-то сила потянула меня наверх. Я схватила его за руку, мы сцепились пальцами, но его рука выскользнула! Черт! Что-то волокло меня, я попыталась вырваться, ухватиться… Вспышка – лейтенант подорвал на себе шашку, пеной перекрывшую лаз. И он погиб.

Ар… как ее там… помогла нам вылезти из лаза.



Берил, будущий биолог, лорои



Сразу после того, как мы выбрались из сектора, меня и Алису доставили в нашу каюту. Нам запретили общаться с кем-либо и покидать каюту, а снаружи поставили двух солдат.

Фактически нас взяли под арест.

Алиса, как только мы оказались тут, не раздеваясь залезла на свою кровать. Она очень переживает из-за тех людей, что погибли от кристалла. Она винит себя в том, что не смогла спасти того лейтенанта. Вообще Ар Паллан Лиенор должна была, применив телекинез, вытащить нас всех, но то ли побоялась, то ли поленилась, не знаю, но вина в первую очередь на ней. Я объяснила это Алисе, но она ничего не хочет слушать: «Да даже если так, какой я к черту биолог, офицер?! Я не смогла спасти их, даже одного, хотя у меня был шанс! Я просто бесполезна.» Я пыталась ее хотя бы ободрить, но она только замкнулась в себе…

Время шло очень медленно. Мы сидели, каждая на своей кровати. Алиса смотрела в потолок, а я на Алису. Я уже ловила себя на мысли, что отношусь к ней… особенно, не так, как к остальным. Она на станции – мой единственный друг, и ближе тут у меня точно никого нет. И мне не все равно, что она чувствует. А еще она единственная здесь, кто понимает, что к чему и что нужно делать. Хотя бы что можно сделать.

Необходимо привести ее в себя!

За дверью послышались голоса, шаги. Я встала с кровати и подошла к двери. Так. К нам посетители. Их не пускают. Посетителей несколько, они что-то принесли нам. Рискнуть и открыть дверь? Меня охрана точно не убьет. Рискну.

- Мы ждем их! – не зная, кого «их», я крикнула в лицо охраннику. Рядом с охраной стояли двое ребят, держащие в руках коробки. Это оказались Майк и Антон.

- Но не положено….

- Послушайте, мне приказано принести это им. – сказал Майк.

- Я вам еще раз говорю. К охраняемым никто не допускается. Если у вас есть пропуск, то…

- Проходите. – низким, не своим голосом сказала Алиса, встав у меня за спиной. – А если вы и впредь будете мешать мне, я вынуждена буду сообщить моему отцу, Игорю Селезневу.

Один из охранников изменился в лице.

- То… то есть вы, вы та самая, то есть ТА самая Алиса Селезнева, его дочь и соавтор? Да… Да я же на его книгах вырос! В космофлот поступил…

Алиса молча вышла, за рукав затащила Майка в каюту, за ним вошел Антон. Они аккуратно поставили на пол коробки.

- Госпожа Селезнева, ты должна будешь нам многое рассказать… - лицо Майка выражало крайнее удивление. Для Антона, видимо, это тоже был сюрприз – он молча закивал, как болванчик.

- Здесь я просто Алиса, и точка. – тем же не своим голосом ответила она.

- Ты знаешь, как этим пользоваться? Вот у меня тут инструкция…

Майк достал из куртки и протянул ей толстую бумажную брошюру, но Алиса даже не посмотрела на нее. Она сама достала из коробок и собрала воедино какой-то прибор, похожий на электронный микроскоп, включила его и быстро и уверенно начала стучать пальцами по сенсорам настройки. Когда прибор был включен и готов к работе, Алиса, уже спокойнее спросила:

- Ну что у вас там, на свободе?

- Объявлена эвакуация. Общественный транспорт отменен, по улицам снуют только патрули и армейские грузовики. Говорят, скоро…

- С чем грузовики?

- Между прочим добраться до тебя в обход всех патрулей – это было куда интереснее, чем разглядывать грузовики! Я видел только пару, в них обычные зеленые ящики.

- В них взрывчатка. – промычал Антон.

- Идиот! – крикнула Алиса.

- Кто?..

- Комендант. Он хочет взрывом отрезать пораженные отсеки и выбросить их в открытый космос. Но от взрыва кристалл только разлетится и заразит всю систему!

- Алиса, объясни мне пожалуйста, что тут происходит.

Алиса рассказала, что видела и что произошло с нами в том секторе. Даже солдаты, покинув свои места, подошли поближе, чтобы выслушать рассказ.

- Adorably! We are going to be eaten by mildew!5 Wa.. Подожди, зачем ты была там?

- Я уже видела такое. Живой кристалл, который называется миелофон.

- Расскажи, пожалуйста. – теперь, как болванчик, закивала уже я.

Алиса достала из под майки кулон на металлической цепочке. Это был небольшой прозрачный камень неправильной формы, как бы обвитый металлической лианой. Автор украшения явно сделал все, чтобы не повредить камень.

- Это и есть миелофон. Но этому всего миллион лет, он еще совсем младенец.

- А зачем ты его таскаешь? Может ему лучше… э… на волю?

- Куда? Траву щипать? – не удержалась я. Камни действительно могут расти и сотни миллионов лет, срок жизни даже лорои – для них все равно что песчинка. Алиса наконец улыбнулась:

- Он и так щиплет. Только свою оправу. За те шесть лет, что я его ношу, ее вес уменьшился на три миллиграмма.

- Но все равно…

- А главное, с ним я могу это!

Алиса встала посреди комнаты и выставила руки вперед. Она стала смотреть на комод, а точнее на свои вещи на нем, не моргая. Я не понимала, что она делает, пока… Ее сумка сдвинулась! Алиса тоже владеет телекинезом! Нет, я помню, она говорила, что способна на такое, но я считала, что ее способности велики лишь по сравнению со средними и для человека, то есть почти отсутствуют, но… Это сравнимо с тем, что может самая слабая (даже слабее моей) каста, но все равно это сравнимо с лорои! Сравнимо с нами! Я, не веря своим глазам, телепатически спросила ее, что она еще может, и получила четко сформулированный телепатический ответ, что не она, а они вдвоем с миелофоном. И что их сил на такие «фокусы» долго не хватит. Невероятно… Еще тогда, в джунглях, я почувствовала что-то подобное, что-то роднящее с ней, но не придала этому чувству значения…

Алиса…



Антон, будущий армейский инженер, человек



Отта значит как.

Не, я конечно много чего думал, но тут такого увидел, такого узнал! Алиса-то, оказывается, умеет этот… как его… Телекипез. И телематию.

Прикольно!

Солдаты тоже прибалдели так, но виду старались не подавать. Я тоже, я чё, дурак? Это Майку фиолетово, а я не. И ушастая прибалдела, даже на кровать свою присела, но правда быстро оклемалась. Но все равно с Алисы глаз потом не сводила. Но это не главное.

Главное то оказывается, такое – комендант станцию от хрени спасти хочет. От какой – не понял. Понял только, что она какая-то такая, что дотронешься, и тебе хана. Ну правильно в общем решил, чё. Но тут такое дело, что хочет он взрывать, а взрывать как раз нельзя – тогда осколки разлетятся, и то ли ими всех зашибет, то ли всех отравит – не понял. Нельзя, в общем. А дальше был цирк.

Алиса что-то синее заметила на сапоге ушастой и говорит «Вот он». Ушастая прыгает на кровать, срывает с ноги сапог и кидает его мне. Я ж не дурак, ловлю. Майк кричит, все кричат «Бросай!». Я и бросил. Ему. Он еще кому-то. Только Алиса что-то ржать начала. Ну, мне сапог опять пришел, я ей его и отправил.

- Алиса, бросай!

- Да… Ха, да прекратите вы! Если бы он был опасен, Берил бы еще там погибла!

Не понял. Алиса соскребла с него синие камушки и бросила сапог ушастой. Та недоверчиво ткнула его пальцем, потом повертела в руках. А! Дошло, это она думала, что хрень на сапоге опасная, и не в меня, а в угол кинула! Гы, прикольно.

- Но почему он…

- Потому, что ты его убила. Посмотри, он голубой и почти прозрачный. – Алиса покатала камушки в руке. – Погоди-ка… - она сунула его в ту штуку, что мы принесли с Майком. Ушастая одела сапог и подошла к ней. Ну мы тоже, интересно же, что там в экранчике. Но он только какие-то цифири показал и все – не интересный аппарат какой-то. А Алиса с ушастой так обсуждать начали, что-то солдатиков спрашивать. Ну я чё, дурак, я тоже послушал.

По ходу они теперь намылились опять к этой хрени лезть. Не, это уж без меня.



Майк, будущий генетик, человек



- Значит, это и есть твой план?! – я не поверил своим ушам.

- Предложи лучше.

- Well…

- Идея проста – начала второй раз объяснять Алиса, решив, что я Антон. – Кристалл пусть и является тут чем-то невиданным, но он живой, а значит имеет наследственность. Ну а так, как он состоит лишь из одного вещества, то вся его жизнь проходит не в материальном, а волновом виде. Выделив наследственную частоту, ты же сам помог подобрать другую, которая станет для него не просто ядом, а самым настоящим вирусом! Сообщив ему эту частоту в одной точке, мы убьем его во всей станции!

- Это логично. – кивнула лорои Берил.

- Молодцы, идите к коменданту и расскажите ему, пусть он пошлет солдат, роботов, зачем вам туда лезть?

- Он не станет слушать. – Алиса махнула рукой.

- И все равно это рискованно. А если кристалл доберется до обшивки, и когда вы его убьете произойдет разгерметизация?

Алиса вздохнула.

- Майк, ты генетик. А мы - полевые биологи, и это, если ты не знаешь, и есть наша работа. Робота сейчас не достать, а счет идет возможно не на часы, а на минуты. Ты сам понимаешь, что надо торопиться. - Алиса повернулась к охранникам. Лорои Берил что-то шепнула им и взяла их энерговинтовки.– Спасибо, что охраняли нас, но как закончит Майк, пожалуйста уходите.

- Но приказано же…

- Уходите. Пожалуйста, позаботьтесь о себе и о них, доставьте их в пункт эвакуации.

Берил подошла ко мне и протянула одну энерговинтовку.

- Снимите верхнюю пластину корпуса: потяните ее вперед до щелчка, потом вверх и назад. Там будет схема управления огнем. Перепрограммируйте ее на нужную частоту, а я займусь запасной.







Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли



Мы с Берил закинули винтовки на плечи и побежали к смотровой площадке. По идее это был самый короткий путь до отсеков, которые были уже поражены. Мы выбежали на площадку и… Ха! Как же я забыла?! Рядом же есть медпункт! На площадке стоял полностью снаряженный и исправный санитарный автомобиль. Похоже, эвакуация проходила в большой спешке, ведь двери были раскрыты, дорогущие медицинские приборы просто так лежали на полу. Что делать, послушать Майка? Узнав по радио в машине, где сейчас военный комендант, мы забросили оружие в машину и поехали к нему.

Я села за руль – водить-то кое-как я умею. Но до чего же это неуправляемая эта штука! Я старалась ехать быстро, но все же смотреть по сторонам. Всего за несколько часов станция изменилась до неузнаваемости – пустые улицы и коридоры, брошенные машины и роботы… Только патрули. Черт! И я поняла, почему для езды на них водителей отбирают особо - до коменданта автомобиль доехал уже изрядно побитым. Из-за меня, да. Удивительно, но никто нас не остановил. И даже когда мы подошли к самому коменданту, внимания на нас не обратил никто. Я честно попыталась с ним поговорить, но он просто наорал на меня и приказал убираться к… пунктам эвакуации. И все. Когда же я протянула ему бумаги, он схватил меня за руку и оттащил к иллюминатору. Пытавшуюся заступиться за меня Берил Ар Паллан Лиенор вообще чуть не ударила! Да что они себе позв...

В иллюминатор я увидела внутренний диаметр станции. На нем блестела огромная синяя паутина, от верхней до нижней границы…

- Любуйтесь. Станции конец.

- Но я смогу, мне удалось получить формулу…

- И нам удалось. Это ничего не даст.

- Даст! А произведя взрыв вы только разбросите осколки! Вся система станет непригодной! Да поймите же, его можно разрушить резонансом, гармоническими колебаниями.

Комендант отпустил меня.

- Уходите.

Ну уж нет! Даже он уже сдался, но я нет! И если мне не удастся остановить кристалл, то я увижу его реакцию. Лучше, чем ничего.

Мы с Берил сели обратно в «скорую».

- Что там?

- Он уже ест обшивку. Ты уверена? – я посмотрела на Берил. Она не хуже меня понимает, что при неудаче, да и даже удаче мы обе запросто можем погибнуть. Берил кивнула в ответ.

Я ладонью провела по сенсору зажигания. Внизу, под сиденьями, тихо загудел электромотор. Это я дрожу или машина? Чертов адреналин. Дождавшись, когда шлюз откроют, чтобы впустить очередной грузовик, я утопила газ. Машина сорвалась с места, пробивая себе дорогу через пустые ящики. Кто-то открыл огонь – пули и лучи прошили крышу. Я дернула руль в сторону. Да где у нее центр тяжести, на крыше?! Я вывернула руль – машина рухнула на все шесть колес и ушла в занос. Снеся зеркало, перед нами пронесся грузовик. Увернувшись от идущего за ним и свернув за угол, машина вышла на прямую – теперь им нас не остановить!

И вновь она – эта брошенная, абсолютно недвижимая, но рукотворная пустота… Километры стальной пустоты. Не знаю, сколько отсеков мы проехали – прошло не меньше десяти минут, как сначала появилась небольшая легкость, а потом все отчетливее проступавшая невесомость. Вот и все, уже накрывалась искусственная гравитация. Я остановила машину (ведь ехать дальше нельзя – машина просто оторвется от пола), и мы даже не вышли, а выпорхнули из нее, и медленно, выверяя каждый шаг, пошли вперед. Берил взвела энерговинтовку – именно выстрел сообщит достаточно энергии, а перепаянная на коленке спусковая схема – нужную частоту волны. Только сейчас я спросила себя, почему просто не подобрала уборочного робота из тех брошенных, что валялись по дороге?.. Присобачила бы винтовки к нему. Эх… Мы огляделись. Уже все стены, вся видимая нам обшивка были темно-синими. Не разрушится ли она, не унесет нас в открытый космос?.. Я боюсь. Моя винтовка сама соскользнула с плеча и я сняла предохранитель. Мы с Берил пожелали друг другу удачи, прицелились и нажали на спуск.



Берил, будущий биолог, лорои



Спустя два дня нас вновь вызвали к военному коменданту.

Полагаю, уставший после последних событий, он вяло поприветствовал нас. Алиса говорит, что теперь мы ему будем сниться. С чего это? В кабинете было еще несколько важных лиц – ректор, начальник полиции, один из заместителей капитана станции, послы нескольких рас. Было и несколько лорои, как офицеров нашей, так и Объединенной Армии. Ар Паллан Лиенор вышла вперед.

- Итак, Алиса Игоревна Селезнева, Листел Толзет Эилис – командование приняло решение объявить вам благодарность. Ваши действия были… рискованными, но в итоге оказались верными. В присутствии официальных гостей я вручаю вам это – Она взяла со стола коменданта две маленькие коробочки с небольшими железными значками. У нас такая форма наград не в ходу, но у землян и других рас она довольно распространена. Мы, как и положено, отдали честь.

- Есть вопросы?

- Да. – Алиса подошла к ней. – Скажите, ведь мы смогли найти способ уничтожать кристалл, но я так и не поняла, как он перемещался. По моим расчетам получается, что он мог находиться лишь в магнитном поле или толстой замкнутой капсуле, чтобы появляться в несвязанных отсеках. Но ведь таких возможностей станция ему не предоставляла!

- Вы правы. Думаю, вы должны знать.

Она вышла в соседнюю комнату и принесла оттуда нечто, очень похожее на керосиновую лампу. На всех планетах они одинаковые.

- В этом и жил кристалл.

- Это был чей-то питомец?

- Увы, нет. Мы нашли около десяти таких, и неизвестно, сколько их было поглощено.

- То есть… Кто-то сделал это специально?

- Да, это была диверсия. И это было ваше первое столкновение с нашим общим противником, Боариан. Можете считать произошедшее своим боевым крещением. Диверсанты уже схвачены, можете не волноваться. Кстати, не к чести вашей расы, ими оказались земляне. Ну а ваши действия будут внесены в инструкции и методики – такие атаки могут повторяться.

Атака Боариан, предатели. Что двигало теми, кто забросил кристалл? Ведь Боариан не берут в плен, не покоряют – они уничтожают.

Не понимаю.

В войне в космосе не может быть фронта и тыла, в космосе ты всегда под прицелом. Я родилась на этой войне, моя цивилизация родилась на этой войне, и я знаю, что с рождения я обречена на ней погибнуть. И пусть мне все равно страшно, но все равно не понимаю…

Мы уже уходили, когда нас окрикнул комендант.

- Подождите. Я должен перед вами извиниться.

- Да ладно, бывает… - потирая чуть не вывихнутую им руку изобразила виноватую ухмылку Алиса.

- Как только мы поняли, что имеем дело с живым камнем, мы отправили запрос вашему отцу. Курьерский корабль от него прилетел лишь сутки назад, и в своем ответе он предлагал все то же самое, что осуществили вы. И частоты он назвал те же самые – 87, 87.2 и 87,35 герц.

- Вы тогда уже знали состав?

- Нет! Мы отправили корабль в первый день атаки.

- Тогда я не понимаю… Как он смог?

- Элементарно, Берил. – засияв в улыбке с гордостью сказала Алиса. – Просто мой папа – гений!









1. В легкий походный комплект входят майка, брюки, напоминающие джинсы, но из более толстого огне-электро-защитного материала, такая же куртка (Алиса ее не носит) и высокие сапоги. Он является одним из вариантов разрешенной униформы, и его часто носят как повседневную одежду из-за своего удобства и прочности. Но среди девушек он не пользуется популярностью, разве что среди тех, кого принято называть «пацанками».

2. Которая вообще-то китель, так как имеет погоны и прочие знаки отличия.

3. Воинское звание присваивается видным деятелям науки и промышленности в военное время.

4. Его обстановка и облик подбирались очень тщательно, так, чтобы человек узнал в нем Землю, лорои – Дейнар, коссидианец – Коссиду, и т.д., но при это все выглядело гармонично и как единое целое.

5. Шикарно! Нас сожрет плесень!






1

#3 Пользователь офлайн   Roy Fokker 

  • пилот VF-1S
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
Репутация: 84
Няшка

Отправлено 07 Март 2014 - 00:34

"Полярный экспресс"

Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли


Я опять в кресле пассажира.
Академия Объединенной армии в лице коменданта станции Глизе послала меня, а за компанию и Берил, на одну из активно осваиваемых планет с грузом новейших мхов для тамошнего аграрного хозяйства. Разумеется, колонисты сами прекрасно знают, что им делать, и все, что от меня требуется - заветное «получите, распишитесь», но на станции теперь ремонт, и мне прямым текстом было велено проторчать в колонии как можно дольше. Я разве против?! Единственное, о ком переживаю – о своих зверятах. Я ведь оставила их на станции совсем одних! Нет, я сумела на последние деньги нанять робота, чтобы присматривал за ними, но все же… Вот Берил не о чем волноваться, как и все остальные эвакуированные она вообще в отпуске, и в полет со мной она просто напросилась. Повезло ей - сидит рядом со мной, грызет груши в свое удовольствие и читает очередную энциклопедию. Она конечно не книжный червь, но старается добраться до всего, что связано с человеческой историей, у нее это что-то вроде хобби. Сейчас она читает «Наследие Бетховена», а из ее походной сумки торчит краешек справочника «Бронеавтомобили Третьего Рейха». Ну а насчет груш… Пронос на борт фруктов конечно, запрещен, но раз – лорои имеют право уклониться от досмотра, и два – если вы отберете у лорои грушу, то… Хм, то ваше тело даже не найдут. Вот полюбили они груши и все тут.
А еще лорои отлично переносят холод. Хех, Берил это пригодится – планета, на которую мы летим, это почти целиком покрытый снегом ледяной шарик, лишь на экваторе планету опоясывает черный горный хребет. А на этих самых горах и растет мох – единственный источник витаминов и главный источник еды для всей планеты. Новый подвид, который придумали генетики с Глизе, сможет забраться на десяток километров дальше к полюсам. Вроде пустяк, но в масштабах планеты это сотни тонн еды, и уж здесь-то она не пропадет даром.
- Приготовьтесь, скоро садимся! – крикнул пилот из кабины.
А шустрый кораблик, хоть и старый. Он был построен еще до контакта людей с другими разумными (их тогда называли «инопланетянами»), и был приспособлен под удобство только человека. Универсальные кресла, как говорят, сделаны неудобными для всех одинаково, а в этих… Ммм… Я вытянулась стрункой и устроившись обратно, начала пристегивать упряжь. Только сейчас я увидела в иллюминатор, что крыло челнока ярко освещено близкой звездой, а под крылом – покрытый белыми облаками и ярко-синими бороздами бледно-голубой шар.
Жаль, так и не увижу из космоса легендарное Горное Кольцо, все челноки садятся на полюсах – даже над средними широтами летать нельзя, так жители за свои мхи боятся. Ну а с полюса нас повезет специальный экспресс... Не терпится хотя бы с земли увидеть Кольцо! И поезд, он такой же старый, как это челнок или все-таки помоложе? И какие звери тут живут? Говорят, здесь есть снежные киты!
И когда Берил сжевала все два кило груш? Да и похоже, вместе с косточками, вон, только ножки остались.


Берил, будущий биолог, лорои

Алиса отошла от контрольной стойки. Как только и я прошла паспортный контроль, к нам подошел человек в странной белой зимней форме. Она, да и весь его облик вызвали яркие ассоциации с тем, что однажды я уже видела в обучающей голограмме про историю войн на Земле. Мужчина обошел нас, смерил взглядом.
- Здравия желаю, комендант поезда номер шесть Клим Дубов. Вы и есть биолог с Глизе? – спросил он Алису.
- Привет! Мы, нас двое, меня зовут Алиса Селезнева, а ее – Листел… Берил, зовите ее просто Берил.
- Листел Тозет Эилис, - Поправила я. Людям конечно глубоко плевать на касты, но этикет обязывает представляться полностью. - Берил только произносимое…
- Отлично, Академия так чутко отнеслась к нашей просьбе, идемте! Поезд ждать не будет!
Без лишних слов (а именно разрешения) он резко поднял наши сумки и быстро пошел к выходу. Мы, естественно, за ним.
На улице, в несколько рядов, стояли очень странные длинные и высокие черные конструкции. Не меньше десяти метров в высоту и метров ста в длину, окутанные паром странные сигароподобные машины с переплетением трубок под обшивкой напомнили в равной степени промышленные котлы и дирижабли, а расположенные за ними модульные пристройки вероятно были улицами поселения. Алиса, которая оказалась впереди меня, замерла на месте.
- ПА… АРОВОЗ, нас повезет паровоз?!
- Ну да. Самая та тепловая машина для нас. Дешевая и надежная, из местных материалов. Здесь же на полюсах минус полста всего, а на экваторе вообще плюс десяточка, да кислородно-азотная атмосфера. Курорт! И это без всякого терраформирования!
- Это конечно чудесно…
- Ну что непонятного, тепловая отдача тут вполне, то, что можем сами строим, а… О! Здравия желаю!
Комендант бросил сумки на снег, и встав по стойке «смирно», отдал честь. Мимо него прошел некто, одетый во все черное, под черным плащом и в черной широкополой шляпе, с рапирой или чем-то подобным вместо штатного кортика. Лицо я не разглядела, на нем были черные очки, и, по-моему у него были еще и такие же черные усы. Лишь бело-синий шарф выбивался общего облика. Вместе с ним были еще двое, но уже в такой же форме, как у коменданта поезда.
- А это наш капитан. Ух, полярный волк!
И только сейчас, подойдя вплотную, я заметила, что вся эта машина, а за ней и пристройки поставлены на колеса. Это - самоходное поселение! И это не улицы - это поезда! Я, конечно, слышала, что здешние условия, мягко говоря, особенные, но не очень этому верила. Это и вправду удивительно!
Впрочем, что кроме станций я видела?
По трапу мы поднялись в поезд. Еще из сказанного на контроле было очевидно, что планета испытывает большие трудности. Но проблемы есть у любой колонии, как и собственный биологический штат для их решения. И если местные жители так ждали нашего прибытия, причин могло быть только две – либо местные биологи оказались недостаточно компетентны, либо они погибли, а так как мы только курсанты… Я телепатически поделилась своими сомнениями с Алисой. Она тоже обратила на это внимание, но отнеслась к этому намного спокойней – ее интерес был куда больше.
Как только мы оставили свои вещи, комендант Дубов отвел нас в одну из рубок. В ней уже собрались другие офицеры - один довольно полный человек, а второй - суховатый и высокий коссидианец, метра под три, с коссидианской накидкой поверх мундира. Он смотрел на нас, как и большинство его сородичей, презрительно, с мало скрываемым подозрением. Их культура гласит, что доверие обязательно надо заслуживать, и неважно как, важен сам процесс, и без него ты – никто. И еще нас же обвиняют в высокомерии… Человек же, наоборот, расплылся в улыбке и необычно высоким голосом начал:
- Доброго вам дня, рад приветствовать вас на борту нашего поезда. Меня зовут Мартин, я заведую всем, что связано с нашими драгоценными мхами, а это Прессеб, он отвечает за весь наш прекрасный подвижной состав.
- Листел Толзет Эилис, произносимое имя Берил.
- Алиса Селезнева. Я тоже рада знакомству.
- Вы даже не представляете, как мы счастливы лицезреть вас в нашем прекраснейшем поезде. Мы уже много раз писали и в Армию, и в Академию, чтобы нам прислали полевого биолога, но после трагических событий никто не хочет ехать к нам! А Академия прислала нам сразу двух биологов, и это огромный подарок для нас!
- Эм… Вообще-то нас прислали только со мхами…
- Как?! Вас не ввели в курс дела?! У нас страшная беда, мы очень рассчитываем на вас!
Мы с Алисой переглянулись. Похоже, наше чуткое руководство решило заткнуть нами очередную дыру. Комендант Дубов подошел ближе к нам, с шумом выдохнул воздух и взял слово.
- Ну, все это началось около году назад. Ветра у нас таковы, что погода всегда имеет один и тот же порядок: ураган-оттепель, ураган-оттепель. И вот, однажды, когда поезд возвращался с полюсов с готовыми запасами еды, на вагон, в котором были пищевые запасы, напала такина… это зверь такой… ну, типа…
- Снежный кит? – почему-то с надеждой спросила Алиса.
- Во, он самый. Они вообще хищники, но мхом тоже не брезгуют, жрать-то тут нечего. Ну вот. Вагон, конечно защищенный, но броню она прокусила будь здоров. Да и поезд мы тогда остановили, чтобы переждать бурю. При нападении такина, конечно, погибла, но они ж умные, быстро смекнули, что поезда возят. Да и запах же. И, теперь месяца не проходит, чтобы такина на поезд не бросилась. И ладно раньше просто под колеса лезли, так теперь вообще взбесились! Последние две вагон весь разворотили. И ведь дохнут все до одной – бросок на поезд для них это верная смерть! Наши предыдущие биологи пытались разобраться, но… Ушли в поход и замерзли насмерть. Вот…
- Они проводили вскрытия?
- Ну, это да, каждый раз.
- Хорошо, мне нужны их отчеты и осмотреть ее тело.
- Нету тела.
- А где оно?
- Как где?! Съели.

Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Комок подступил к горлу.
Комендант наверняка хотел как лучше – с едой тут не густо, и это хранилось на особый случай, да и мой интерес к трупу снежного кита тоже, я слышала, как он выторговывал у Прессеба из НЗ… Но… В общем, передо мной лежал кусок вареного такиньего мяса. Я уже давно привыкла, что иногда приходится есть то, что еще недавно было живо, то, что мыслило, то, чему было больно и страшно умирать. Умная такина грустила и радовалась, жила и охотилась в своих снегах много лет. Сколько пусть своих, звериных, но мыслей и эмоций крутилось в ее голове? Это же целая жизнь, целая судьба. И ее бесславный итог – кусок серой плоти в тарелке.
Человек тоже хищник, без белков и жиров ему не прожить. Есть то, что было убито – в конце концов так было всегда, это закон природы, и человек лишь ее часть. Но даже если закрыть глаза и отключить эмоции, лучше все равно не становится. Я ведь биолог, и то, что для кого-то просто еда, для меня работа.
Вот кусок мышцы. Сколько раз она сокращалась и разжималась, пропуская ток? Тысячи, десятки тысяч циклов. Каким было нагружение? Какой в ней был ток? Слева виден толстый канал, от него отходят тонкие линии – это капилляры. Я аккуратно отделяю их ножом от мышечных волокон, видны начальные возрастные повреждения. Как будто я на вскрытии. Работавший, и вышедший из строя биологический инструмент, такой же мусор, как грязный и ржавый и стертый поршень. Противно.
И теперь жалость уступает место омерзению, вместо слез приходит тошнота. Я отодвигаю тарелку от себя.
- Я не смогу это съесть. Ты будешь?
Берил согласно кивнула и сгребла кусок себе в тарелку, переложив мне все свое зеленоватое мховое пюре.
- Что делать-то будете? – комендант сидел напротив нас, скрестив руки. Рядом с ним, покрывшийся испариной, приземлился Мартин.
- Я хочу посмотреть, как происходят нападения, понять, что движет животными. – Я отправила порцию пюре в рот, которое оказалось до жути кислющим.
- Дык ёжику понятно что ими движет. Жрать хотят.
- Не наю - не наю. Я иала… - говорить с забитым ртом невежливо, Алиса. – Я читала о снежных китах, им такое поведение не свойственно. Ну, или мы ничего о них не наем.
- Так что же вы, милейшие, хотите? Нас специально под удар подставить? – почти что проскулил Мартин.
- Не волнуйтесь, только отдельный вагон, платформу. Что дадите. И немного мха для приманки.
- Это безумие! – Мартин подпрыгнул на месте.
- Капитану это не понравится. – сухо произнес Дубов.
- Лишь заманив такину я смогу исследовать ее вблизи. – я пожала плечами. – Кстати, а где Прессеб? Его не будет?
- Хэ. Вот уж кто вам шиш с маслом даст, а не мох с платформой. Он итак вас недоучками считает, так еще и на нем вся матчасть. Он обходы поезда по два раза в день устраивает, да и ему хватает вставочек сверху за покореженные вагоны, и вы хотите, чтобы он их по своей воле отдал? Да и не выживите вы в платформе, в такине веса на сто тонн. Ему отвечать?
- Всю ответственность я беру на себя. К тому же я спрячусь не в самой платформе, а рядом в снегу.
- Ну зачем в снегу?.. Есть тут одно местечко, Первые горы. Какая-никакая, а возвышенность, да и пещеры там есть – там иногда кантовались первые колонисты. С путями рядом, опять же. Но капитан вряд ли…
В этот момент на его поясе пискнула рация. Дубов достал ее, внимательно посмотрел на текстовое окно и каким-то хитрющим жестом убрал ее обратно.
- Капитан дает добро.
За нами еще и подслушивают. Блеск.


Клим, комендант поезда №6, человек

Эх, девок жалко.
Мы с капитаном уже давно поняли, что к чему. Вся та муть, что творится на нашем (да и не только на нашем!) поезде, совсем даже не случайность. Это диверсии, дельно и мудро спланированные и осуществленные, да так мудро, что и не подкопаешься. И толку от того, что мы двое знаем, кто тут диверсант – кот наплакал. Его поставишь к стенке, а он выкрутится, отпустишь потом и поминай как звали.
И все, что нам осталось, это позвать людей со стороны. Не для того, чтобы собрать доказательств, нет. Без толку. Но увидев в них прямую угрозу, диверсант будет действовать быстро, и наверняка допустит какую-нибудь оплошность. Тех, первых биологов он знал хорошо и несчастный случай подстроил грамотно, ничего не скажешь, но вот с незнакомыми такой фокус провернуть уже не сможет. Где-нибудь, да проколется. Верно.
Капитан передавал командованию и доклады о ситуации, и свои подозрения, и даже получил добро на проведение такой операции. Но мы-то запрашивали людей из полевой прокуратуры, а не биологов, и парней покрепче, а не этих девчат! И что они смогут? Получается, просто сунули их ему на убой. Это конечно тоже вариант, в конце концов гибель двух отрядов биологов подряд это верное начало расследования и тогда уже ему не отвертеться, даже для захвата все готово, но все равно. Молодые, красивые, им еще жить да жить.
Да, дела…
Но если подумать, то не так уж все и плохо. Во-первых, одна – лорои. У нее есть способность читать мысли и двигать предметы взглядом, говорят, что что-то даже нагреть может. Это ей помочь может здорово. Читать его мысли она просто не станет, не знает, что это надо делать, но выжить может быть и выживет. Во-вторых, другая, которая вроде за главную. Видно, опыт вылазок у нее есть. Везде свой нос сует, замечает, подмечает. Глядишь, сама на него выйдет. Если не скопытится раньше времени от передозировки кофеина. Видимо слишком много я страху нагнал, что она так проспать нападение такины боится. С утра еще бодренькая была, за Прессебом бегала, что как работает смотрела, а сейчас вон по стеночке ползает, двумя руками за поручень держится. Такими темпами все запасы кофеиновых инъекций изведет.
Ну и я чем смогу помогу. Место для засады с точки зрения самой засады бестолковое, нету там просто глубокого снега. Детеныш такины там еще протиснется, но не больше. Диверсант этого не знает, а я в этих пещерах еще на строительстве железки жил, знаю их как родные. И пещеру им подыщу потеплее, так что от холода или голода им помереть уж точно не грозит.
И еще. Если девчата все же выживут, да еще и разберутся что к чему, тогда глядишь пользы от них и в самом деле больше будет, ведь гад этот даже отпираться не станет, порода его такая. И дело тогда останется за малым, объявить по поездам боевую готовность, а приказ об этом малом уже отдан.


Берил, будущий биолог, лорои

Поезд подошел к Первым горам через три дня.
Всем пришлось действовать очень быстро, так как нападение могло начаться в любой момент. Экипаж собрал небольшой кран и перегрузил несколько тюков со мхом на мотодрезину, замыкавшую состав. Я хотела и могла им помочь, но парни прогнали меня, прямо как тогда, в джунглях.
Но больше всего меня удивила Алиса. Измотанная отсутствием сна (она ждала нападения все три дня, не смыкая глаз), она настаивала, чтобы я осталась в поезде. Причины у нее были – она не хотела оставлять поезд совсем без прикрытия, да и формально я не при исполнении. Это веские причины. Но уходить здесь одной и в ее состоянии – верная смерть! А брать в помощники кого-то из экипажа…. Я лучше переношу холод, немного сильнее, а на холоде даже выносливее человека, а в экипаже каждый на счету. И еще отчеты…
Комендант Дубов и несколько стрелков помогли нам добраться до одной из пещер. Еще издали я обратила на них внимание, хотя и не возлагала больших надежд – естественные укрытия редко отличаются сочетанием нужных качеств. Однако это место оказалось просто превосходным! Когда, еще до Академии, я служила полицейским снайпером1, старалась выбирать подобные места – отличный обзор на цель, хорошая защищенность, малая заметность и возможность обустроить какой-никакой, а уют, что тоже важно при долговременной засаде. И что самое главное – здесь было тепло!
Я бы с удовольствием осталась тут на некоторое время, чтобы исследовать их как геолог!
Я уложила сумки у гладких стен пещеры и расстелила походное одеяло. Обустройство оптимального (по крайней мере для стрельбы – винтовку я взяла) места заняло около получаса – когда я уселась в приготовленное «гнездо», поезд уже тронулся с места. Длинная черная змея, оставляющая расчищенный железный след, уже медленно ползла к горизонту. И в этот момент Алиса, все это время тихо сидевшая у противоположной стены, упала на пол. Я бросилась к ней.
- Алиса!
- А?.. Это ты… Дубов, вы тут?..
- Они уже ушли. Ты в порядке?
- Что знач… Когда?
Устав сопротивляться, она просто уснула.
Сложно сказать, пыталась Алиса от меня отбиться или наоборот пыталась помочь, но ее движения были настолько заторможены, что разницы не было. Я раздела ее, уложила на одеяло и накрыла своим.
Алиса…
Ради знаний ты готова пойти на все, рискнуть даже собой. Понимаешь ли ты это?
Такое стремление вызывает восхищение. Люди вообще часто обладают многими качествами, которые ценим мы. Люди похожи на нас. Но без телепатии вы настолько чужды нам, настолько непонятны… Доверие для вас – награда, скрытность и невозможность выразить себя – норма. Вы годами учитесь рисовать, писать, играть или сочинять музыку, чтобы научиться выражать секундную мысль. Вы с рождения до смерти пойманы в ловушку своего языка… и это лишь самое очевидное из различий.
И все таки мы, может и не всегда понимая это, стремимся друг к другу. Ведь многие пусть не ощущения, но чувства у нас одни и те же! А различия привлекательны вдвойне… И хотя от нас требуют избегать иллюзий, мы все равно принимаем друг друга за своих… И Алиса с миелофоном… Пусть это иллюзия, пусть! Мне плевать! Даже местное небо окрашивает твою кожу в голубой цвет. У меня мало друзей, а тех, кого я могу назвать близкими, еще меньше. И у нас не принято открываться чужакам. Ну что ж, я и не буду. Для меня ты такая же, как и я, ты лорои, лорои!
Алиса Селезнева, для меня ты Алиса Тозет Эилис. И никто меня не переубедит!


Берил, будущий биолог, лорои

Там можно найти
А можно найтися.
Где под снегом спят
Ледяные хлеба.

Где можно уйти
Где можно родиться
Где скроют тебя
Седые ветра

Где хором поют
И хором стареют
И вместе спит
Ледяная земля.

Я пожала плечами. Простой разговор для нас – это обмен образами, чувствами, а исполнение песен тем более – песня это образ, возведенный в абсолют. Пытаться перевести их на любой человеческий язык – заведомая трата времени. Нет, сами слова на произносимом языке, но они служат лишь для аккомпанемента, для такта, чтобы помочь рассказчику показать свою историю. Бывает даже, что песни это единственное, для чего кто-то из нас использует голос.
- Но у тебя тоже неплохо получилось. – Я честно подбодрила явно расстроившуюся Алису. В ее лишь произносимом исполнении, с очень слабыми мысленными картинами (хотя все равно ярче тех, что вы представляете обычно) и скупым переводом песня почти полностью потеряла красоту и смысл. В первый раз, когда я впустила ее в эту песню, она была еще в пограничном состоянии между сном и явью. И я очень четко ощутила удивление и восторг, которые она испытала от увиденного. Первобытный страх и чувство полета, пронизывающий холод и тепло рук матери… Когда вы спите, ваши эмоции такие чистые…
Я спела ей несколько наших песен, несколько земных песен мы спели вместе. Теперь вот до переводов добрались.
А чем еще заняться?
Если верить часам, то мы сидим тут больше суток. Еще я разобрала и почистила винтовку, приготовила еду, Алиса наконец выспалась за все три дня и научила меня играть в карты… и только дрезина осталась стоять где стояла, никем не тронутая. Даже снег ее почти не замел. Чем бы каждая из нас ни занималась, краем глаза мы все равно следим за ней. И чем дольше мы тут сидим, тем беспокойнее становится. Мы, конечно, пытаемся отвлечься – те же песни, но…
- Ты тоже думаешь, что что-то не так?
Я кивнула.
- По-твоему она не придет?
- Даже не знаю… С одной стороны они чувствовали запах еды уже под листами брони, а тут мы даже открыли пару мешков - и все без толку.
- Значит, они осознали опасность.
- Не-а, их гонит инстинкт. Тут что-то совсем другое… Вот посмотри. Все напавшие на поезд такины были самцами, за исключением первой. Характер нападений менялся со временем, причем довольно резко – вначале прыжки, а теперь самые настоящие атаки. Ведь если зверь доподлинно не знает, что его ждет под броней лакомство, он ни за что не станет рисковать собой. А что может быть круче инстинкта самосохранения?..
- Ты считаешь, что его привлекает сам поезд? Его форма?
- Скорее запах. Фух… Но это только те-о-ри-я. Ты что скажешь?
- Это логично. Но тогда на поезд должно произойти новое нападение. А этого нет.
- Верно. Кстати, что-то Дубов молчит. Когда последний раз они выходили на связь?
- Двенадцать часов назад.
Мы переглянулись. Алиса схватила рацию. От скуки мы потеряли голову, и не заметили, как разрядились аккумуляторы. Но его же должно хватить на неделю… Проклятье! Мы быстро накинули одежду и вылезли из укрытия, и по пояс в снегу стали пробираться к дрезине. По каким приметам Дубов так легко провел нас?
Вязкий и плотный, снег сковывал каждый шаг. Он забивался во все – под одежду, в сапоги. Он обжигал даже меня, я боюсь представить, что испытывала Алиса. Ноги, руки сводило от холода, волосы и кожа моментально покрывались инеем. Дрезина стояла в пятистах метрах от пещеры, но мы потратили не меньше получаса, чтобы добраться до нее. Я поставила ногу в стремя, рукой схватилась за поручень антенны и попыталась забраться на уровень люка, но только чуть переместила центр тяжести, оказалась по шею в снегу! Вся дрезина покрыта коркой льда! Но ведь ее поливали антифризом! Должны были… И без того замерзшая Алиса, забравшись по грудь в снег, помогла мне выбраться. Но когда я все-таки влезла на корпус, люк оказался намертво приморожен! Толстая корка водяного льда покрывала почти весь бронекорпус там, где были люк и антенна. Вместо антифриза его поливали простой водой! Просто немыслимо… Такие ошибки случайно не происходят! Лишь использовав винтовку я смогла сбить панцирь и открыть люк. Алиса уже почти не могла двигаться, я втащила ее внутрь. Мы (все таки мы, Алиса даже в таком состоянии помогала мне) облазили всю кабину, но запасного аккумулятора в ней так и не нашли. Я отломала одну панель, и Алиса, распутав пучок разноцветных проводов, посиневшими пальцами подключила станцию напрямую к пусковому аккумулятору дрезины. И он был почти разряжен, но станция, моргнув текстовым экраном, все-таки включилась.
Полагаю, так погибли предыдущие биологи - для пуска дизеля аккумулятора уже не хватит, а возвращаться обратно в пещеру… Даже для меня это риск. Впрочем, единственное, что там есть – это тепло, из вещей там только спальный комплект и немного еды. Значит, остаемся тут. Сам дизель к счастью исправен, топливо тоже на месте. И тот, кто подстроил все это, явно не рассчитывал на лорои! Телекинезом я запущу стартер. Когда я уже пробиралась к силовой установке, я услышала слабый голос Алисы.
- Берил… Такина напала на поезд…



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Холодно и жарко одновременно.
Каждое движение, каждый звук отдается болью. Голова, мышцы, уши, грудь… Похоже, это воспаление.
Болеутоляющее с шипением растворилось на языке. Это убойная штука, но подействует далеко не сразу, да и… Я бросила пустой блистер на пол кабины и выглянула в окно.
Оказывается, уже темнеет. Снежный кит от души постарался, так разворотив состав, что от последних платформ не осталось почти ничего, кроме груды искореженного железа – экипаж уже сбросил их с путей, и куски брони лежали рядом с горой бело-фиолетового мяса – это все, что осталось от такины. Берил подвела дрезину вплотную к последней «живой» платформе и ребята из экипажа закрепили зацеп. Я укуталась в промокший пуховик и потянула за дверцу люка, в нос ударил поток ледяного и до тошноты кислого воздуха. Запах шел от туши и железа.
- Ну что, хотели изучать – на здоровье! – Крикнул откуда-то Дубов.
- Скажите Мартину, пусть забирает мхи.
- Само собой. Ух ё, паршиво выглядите. Немедленно забирайтесь в санвагон! Эй, куда вы?
К обломкам. И что же так привлекает к ним этих китов? И почему только этих? Прессеб, разделывавший труп, одарил меня таким злым взглядом… Да смотри, сколько влезет, в порядке твоя дрезина. Сам орудуешь, как заправский мясник. Я конечно понимаю для чего, но все равно мерзко. Как хорошо, что я не стала это есть… Ногой я отпинала от общей кучи кусок брони, который был ближе всего ко мне. А это что? Сам поезд покрашен черной матовой краской, но этот блестит на солнце… Хм. Я провела пальцем по броне и… Ну и вонь! Когда я поднесла руку к лицу, меня чуть не вывернуло наизнанку! Из какой же отравы делают этот антифриз? Я вытерла о снег руку и пошла обратно к поезду. Готова спорить, все дело в этом запахе! И тогда ясно, что же влечет такин. Но почему только вагоны со мхом?
Берил потянула меня за капюшон. Да, идем-идем. А ведь еще предстоит разговор с Дубовым, Мартином, Прессебом, а то и с капитаном. Эх… Нас отвели в лазарет, где мне без особых церемоний (тут это видимо дефицит) что-то вкололи, даже не спросив, что я принимала до этого. Еще чем-то напоили, не помню точно… И дали теплое одеяло и койку. Ну наконец-то.
Какое же это блаженство – свернуться под одеялом калачиком! Да! Вот теперь бы только не уснуть. Ну прикрою глаза, ну и что? Я ведь буду слушать. Да и… Нет. Все равно не усну… Да и не хочется вроде… Ну почти… Эх, такина, как ты узнаешь, что в вагонах, откуда берешь подсказки?.. Что ты знаешь, чего не знаю я? Ты ведь такая умная, красивая… Подсказки… Но ведь ты же не знаешь. Никому из вас так и не удалось живой добраться до еды, что вам тогда нужно? Подсказки. Ты не знаешь, что в вагонах. Милая моя, если бы ты знала, сколько бед причиняешь колонистам… Во льдах, замерзая так, как и мы, они строили эти дороги, города. Они ухаживают и заботятся о своих полях, им очень трудно здесь. И ты как будто специально… Подсказки.
- Как вы смеете?! Мы могли погибнуть!
- У нас тут тоже не тропики, знаете ли! Мы в таких же условиях! Эй, да проснитесь же вы!
- Я?.. Не сплю я. – Ну вот зачем так кричать?
- Как и последние три часа? Вы рисковали не только собой, но и дорогостоящей техникой. Вы привели в негодность… - Три часа?!.. Э…
- Они были неисправны без нас! Вы не обеспечили…
- Тихо! Тихо! Что вы все так орете?..
- Ваша «экспедиция» - полнейшая авантюра и фикция, которая не дала ровным счетом ничего! – Вскочил Мартин. Со своим голосом и всклокоченными волосами он был похож на клоуна.
- Ошибаетесь. Мы установили главное – такин привлекает не мох. Зверь ориентируется по запаху, и нападает на поезд, а не на мох. Просто перестаньте поливать поезд этой дрянью и такины от вас отстанут.
- Какой такой дрянью? - А вот у Дубова очень приятный бас.
- Вонючим антифризом.
- Спите еще? Антифриз не имеет ни цвета, ни запаха.
Как и вода. Подсказка.
- Комиссия расценит ваши действия как диверсию!
- Берил, не надо, мы живы и…
Как диверсию. Без цвета и запаха, как вода. Слизь на обшивке. Подсказка. Гибель биологов.
- … Вы сейчас про лед на дрезине?
- Ну разумеется. Вы, вместе с лорои…
- Дрезина была покрыта льдом. Я это подтверждаю. Стоп, а если… Ну тогда все сходится… Ведь тогда…
- Эй, вы чего?
- Она сумасшедшая. Говорит с собой. – уверенно поставил мне диагноз Мартин.
- Мы полагали, что причина в чем-то природном, естественном…
- Она бредит. От обморожения. – наконец подал голос Прессеб. Дубов приставил палец к губам, давая мне договорить.
- …но если предположить, что кто-то подманивал их специально…
- Вы и впрямь бредите! – Мартин так вскочил, что я еле сдержала улыбку. Дубов оборвал и его.
- Так, все, хватит! Вас, барышни, действительно, куда не туда понесло! – Сокрушительно посмотрев на меня, сказал Дубов. – Мужики, на выход, уже ночь да и вообще, этими подругами пусть врачи занимаются.

Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

Я оперлась на спинку кровати и подтянула одеяло к самому подбородку – снова становится холодно. Мурашки бегают по всему телу, на лбу выступил холодный пот. Уши заложило… Действие лекарств кончается. Берил, скрестив ноги, села на соседнюю кровать.
- Подозрения не для голоса! Надо было вначале позвать меня, ты же умеешь! Откуда и чего теперь ждать?
- Прости. – прохрипела я. – Я не привыкла разговаривать молча.
Берил тяжело вздохнула и потерла пальцами лоб.
- Я забыла, что говорю с человеком, а не лорои.
Ну и как хочешь. Я подобрала под ноги уголок одеяла и сползла на подушку, чтобы укрыться с головой. Тоже мне, забыла она… Я почувствовала, как она села рядом.
- Алиса? Я не хотела сказать, что ты мне чужая! Но ты поступила… - Берил говорит и мысленно тоже, и мысленно она сказала «глупо», но осеклась, и вслух произнесла: - …легкомысленно...
- Да, я человек. И говорю, как умею.
Хотя я этого и не видела, с миелофоном я почти ее глазами увидела, как Берил обернулась на дверь, услышав за ней чьи-то шаги. Берил приготовилась прыгнуть на визитера, но кто-то за дверью ушел своей дорогой, а Берил, расслабившись, положила на меня руку.
- Теперь-то разрешаешь говорить вслух?
Странная штука – чтение мыслей. Берил как-то поняла, что я только что читала ее мысли и, хех, я прочла свои же мысли со стороны. По-моему, она пожалела меня, почувствовав мое состояние, и почему-то, мысленно пожурив себя, тихо сказала:
- Если тебе удобней.
Так как же у тебя на уме, Берил?..
- Ладно, слушай. Кто нам нужен? Тот, кто имеет доступ ко всем узлам поезда и может управлять подачей жидкостей в трубах, незаметно переключив кран с антифриза на воду, кто отвечает за снабжение и состояние имущества, и может подсунуть нерабочую рацию, у кого есть доступ к общей энергосистеме, чтобы отключить подзарядку дрезины, кто отвечает за подвижной состав и практически полностью владеет продовольственными вагонами?.. И особенно… А-кге.. – Я закашлялась… Да уж, и правда лучше бы телепатией объяснила. – И особенно рефрижератором, ведь звери метят территорию пахучими метками, и когда на их территорию вторгается кто-то со своей меткой, инстинкт велит им нападать, а кто постоянно имеет дело с тушами и может вырезать из них и хранить у себя мешки с амброй?..
- Тен Прессеб, Мартин, Дубов, капитан. Тен Прессеб исключается, он коссидианец, Мартин?
- Духа не хватит.
- Дубов? Он смел, силен. Он готовил снаряжение.
- Мм… На пару с капитаном? Сомне… Акх… ваюсь… Но, кто его знает, осо… А-кху… особенно капитан. Темная лошадка, во всех смыслах.
- Выпей. - Берил встала и налила мне горячей воды.
- Спасибо. – Ладно, хватит дуться на Берил из-под одеяла. Я высунула голову.
В эту минуту в палату зашел Прессеб, так резко и тихо, что даже Берил успела только оглянуться. Он посмотрел на нас, потом резко вздернул руку.
- Идите за мной. Вы нужны в грузовом вагоне.
- Биолог нездорова.
- Выполняйте мой приказ!
- Она больна!
- Берил, ладно, надо так надо… - Я скинула одеяло и меня окутал ледяной воздух. Захотелось захватить одеяло с собой… Берил быстро пробежалась взглядом по полкам в поисках лекарств, но коссидианец почти силой вытолкнул ее из палаты. – Берил, переоденешься?
- На это нет времени. Любые медикаменты будут предоставлены вам на месте.
И вдруг после этих слов вспомнилась скупость Прессеба – ладно дрезину, кусок мяса на тот завтрак Дубов выторговывал полчаса, не меньше! Кусок мяса… А кто разделывал все туши? Кто так тщательно хранит все мясо?..
Берил – я мысленно позвала ее, - а если диверсант, это…

Клим, комендант поезда №6, человек

Вот чертовки! Еле успел им рот заткнуть, еще хоть бы пару слов, и все, пиши пропало. Ну зачем же было так в открытую шпарить?! Нет, они конечно молодцы, что до всего сами дошли, но гад этот теперь их наверняка укокошит, либо…
- Рядовой Смычкин, ходь сюда!
- Товрщ комендант!
- Цыц, разорался. Берешь Вьюна и пулей дуете на склад, проверяете взрывчатку и взрыватели и с докладом ко мне! И доложишь лично, никому не говори ни кто, ни куда послал… Хотя нет, стой, говори, что проверяешь электросеть. И не вздумай по рации говорить! Понял?
- Понял, товрщ комендант!
- Тьфу на тебя, горлан! Бегом!
- Есть!
Да чтоб ты провалился, не пасть, а рупор.
Хорошо хоть хвост состава, дальше только рефрижераторы да дрезина. Слинять этот подлец диверсант сможет только на ней, да и не просто слинять – рванет бомба, а он на дрезине уже в десятке километров, а потом еще и скажет, мол дрезину чинил, про взрыв ничего не знаю. И что тогда из гроба докажешь?! Хех, ох лихо придумал! Но и я не лыком шит. Кое что в зацепе подкрутил, теперь ее только с щитка гидроуправления отцепить можно. Вот как! А пока разбираться будет, шиш ему с маслом, а не дрезина!
Но это все меры ответные, а надо перехватывать инициативу. Он, то бишь диверсант, пойдет в наглую, через тамбуры. Ага, давай! Так, последний обитаемый грузовой вагон… Вот здесь я его и встречу. Тут и ящиков полно, есть где укрыться в перестрелке, и стрелков можно грамотно разместить.
- Внимание по вагонам! Внимание по вагонам! Вагон пятнадцать, хвост. Вагон пятнадцать, хвост. Сбор, клен-шесть! Сбор, клен-шесть!
Ну все, теперь не уйдешь! Верно!
А вот и ты, голубчик!..


Берил, будущий биолог, лорои

Глупое предположение. Он никогда не станет предателем, это просто невозможно, потому что… По тому что невозможно, и все! Да, выводы построены логично, но… Ты спрашиваешь, куда и зачем он нас ведет… Наверняка есть причина. Что? Если спрошу его, то повторю твою ошибку, за которую я тебя ругала? Но ведь…
Когда мы дошли до нужного вагона, нас уже ждал комендант Дубов. Ну вот, я же тебе говорила, все объяснимо. Сейчас он введет нас в курс…
- Прррривет! Дальше пройти нельзя, ремонт тамбуров! – комендант Дубов стоял посреди прохода между рядами ящиков, широко расставив ноги. И странно скалясь… Вот кто враг!
- Мхф… Какой еще ремонт?
- Да самый, знаешь, такой вот обыкновенный. Не за одним мясцом следить надо было! – он говорил медленно, вытягивая каждое слово. Он издевается!
- Мне необходимо пройти к дрезине!
- Увы!
Внезапно Тен Прессеб схватил меня за шею! Он… Прикрылся мной, как щитом! Я… Не понимаю… Алиса вцепилась в него… Ладно, разберусь потом – я вырвалась из его захвата, и бросилась на пол, к ящикам! Алиса?!
- Я в порядке! Вон он!
Коссидианец пробирался на второй ярус. Там тамбуры! Над ухом раздались несколько хлопков – открыл стрельбу Дубов. Рядом со мной пробежалась автоматная очередь… Проклятье! Обожгло руку…
Подъем!
Стрельба отрезвила меня. В прыжок я оказалась у стены. Из той двери, что мы вышли, протянулись две очереди – это люди Дубова. Ответом был взрыв и один из бойцов сполз по стене. Я вскарабкалась на ящик и бросилась к нему. К счастью его не убило, а только контузило, но драться он уже не мог. Я схватила его автомат и укрылась в небольшой нише.
- Прессеб, мы оба знаем, что это бесполезно! Сдавайся! – в ответ цепочка взрывов пробежалась по потолку. - Ну на кой тебе это?
- Вы все, до одного, ничтожные идиоты! Вы воюете с той силой, которую победить невозможно! Боариан убьют всех, кроме тех, кто им верен!
- Какая к псам верность, ты же предал устав! Кому нужны предатели?
- Ха! Безмозглые, я буду без чести, но живой! А вы – нет!
Он хочет уйти, и единственный способ – дрезина.
- Он будет прорываться к дрезине!
- Ой, а я-то не знаю! Не сможет! Теперь там гидрозамок!
- Аварийное отключение?
- Он управляется вон тем… Твою дивизию! – Комендант вскинул рацию. – Капитан, Он уничтожил щиток управления гидрозамками, он может отцепить дрезину!
Из рации раздалось:
- Щиток?! Каналья!
Взрыв! Он был такой силы, что у меня заложило уши! Тяжелый люк с грохотом открылся. Створки сначала провисли, потом вместе с рамой люк повело и он с куском крыши гулко рухнул на пол. Ветер с воем ворвался в вагон. Солдаты, подошедшие из первых вагонов, вместе с Дубовым открыли шквальный огонь по образовавшейся бреши, но звероящер без труда проскочил сквозь заслон и выбрался на крышу. Медлить нельзя. Я перекинула винтовку через плечо и побежала в центр вагона. Цепляясь за оголенные стрингеры я взобралась на крышу. Ледяной ветер и снег ударили в лицо, а затем окутали тело. Проклятье… На мне только легкий комбинезон… скользя босыми ногами по крыше, я побежала за ним. Бледная вспышка… Я бросилась на крышу и пули прошли рядом, я начала стрелять в ответ. Попробую прижать его к крыше, не давая встать.
Что это?! Поезд сотряс резкий толчок…


Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли

- Товрщ комендант! Нет взрывчатки, и взрывателей нет! Совсем нет!
- Паскуда, так и знал! – Дубов выхватил рацию. - Товарищ капитан, он ушел по крыше, будем отцеплять дрезину. Поддайте-ка там пару!
- Что вы, о чем?
- Так, девчушка, пойдешь с нами. Смычкин! С Уваровым остаешься здесь, остальные за мной!
- Есть!
- Объясните же! – я поднялась, и хотя перед глазами все плыло, побежала за ним.
- Этот гад заминировал поезд! Но пока он на нем, взрывать не станет!
Внезапно резкий толчок повалил меня с ног, солдат, оказавшийся рядом, чудом поймал меня.
- Вот! Эх, капитан, молодец! Пусть он там на такой скорости по крыше побегает!
- Но… Берил!..
- Поезд важнее! За мной!
Не знаю откуда взялись силы, но я бежала за остальными. Почему-то промелькнула мысль – «а оплатят ли мне потом больничный?» Вот дура! Нашла время… И хотя в груди был как будто свинец, мне удавалось держать общий темп. По узкому коридорчику пробежали один вагон насквозь, за ним так же второй, наконец добежав до последнего. Не теряя времени на замки Дубов с разбегу выбил плечом дверь в небольшую рубку и мы все, человек десять, вбежали туда. Вместе с одним бойцом Дубов открыл люк в днище и сразу маленький ураган ворвался в вагон. Дубов влез в него по грудь, пытаясь что-то сделать, но быстро вылез обратно.
- Чтоб тебя, рука слишком большая, не пролазит. Девчушка, ходь сюда! - Я наклонилась к нему. – Там три вентиля к трубкам – красный, черный и синий. Открой их! Не откроются – на нож, режь трубки к чертовой матери! Поняла?
- Да!
Я сунулась в люк, и ледяной ветер тут же ударил по спине и рукам, челка захлестала по глазам. Спину и руки тут же начало сводить, но я взяла нож и протиснулась ближе к железному коробу. Разрешил так разрешил, сам потом разберется. Я просунула ножик в тонкую щель начала резать первую трубку. Вязкая жидкость брызнула в глаза, но я все равно перерезала шланг. Что-то впереди затрещало, но я перерезала второй и третий шланги. Там, откуда шел треск, раздался скрежет металла о металл и из-под днища я увидела, как от поезда медленно начинает отдаляться что-то… Дрезина.
- Все!
Дубов вытащил меня, и сразу все бойцы, стоявшие надо мной, стали наперебой предлагать мне свои полушубки. Ребята… Спасибо…
Вдруг над нами раздался грохот шагов и стрельба. Они были уже здесь! И Берил в порядке! Несколько выстрелов, и что-то тяжелое упало на крышу вагона и скатилось с него…
Миелофон услышал мысли Берил: «Враг уничтожен».



Алиса, (будущий) биолог, девушка с Земли
Когда поезд наконец добрался до Горного Кольца, там уже стояли два таких же состава. Руководство колонии хорошо позаботилось о безопасности спор, и предусмотрело не только поезд-дублер, но и дублер дублера. А вот были ли споры на том поезде, что вез нас, я так и не узнала. Такая вот секретность.
Как выяснилось, капитан и комендант уже давно подозревали своего помощника, но действовать напрямую просто не могли – Прессеб легко мог уничтожить все улики, а при удобном случае и вовсе расправиться с ними. И, возможно, уже готовился, но наше появление спутало все его планы. И если капитан теперь мог до определенного момента не вмешиваться вообще, то Прессеб был вынужден импровизировать, действовать открыто, чем в итоге и выдал себя. А вот Мартин, под носом которого разворачивалась вся история, до последнего момента ни о чем и не догадывался… Хотя и не удивительно. Коссидианцам на слово верят даже лорои, не говоря уже об остальных расах, так известен стал их культ справедливости. «Место рождения: Коссида» - этой строчки в личном деле было достаточно для полного доверия… До сих пор. Еще троих коссидинцев задержали на других поездах.
Как к ним станут относиться теперь?
Незадолго до отправления поезда мы с Берил все-таки выбрались в горы. Вручение спор никто не отменял, да и сидеть в четырех стенах уже порядком надоело. И наконец-то я своими газами смогла увидеть Кольцо… Черные с белым, с радужными переливами камни блестели под сапогами. Я подняла один камушек замысловатой формы и повертела в руках. Прихватить, что ли, как сувенир? Подсуну его Берил, вон она, набила этими булыжниками целую сумку. Глядишь и не заметит.
- Алиса, все равно я не понимаю. Если животные совершали атаки, руководствовались запахом, то как Тен Прессеб заманил животное, которое было первым?
- А он и не заманивал. Первая жертва была случайной. Если ты читала бортовой журнал, то наверное заметила, что была вьюга. Это был единственный раз, когда такина бросилась на поезд в плохую погоду.
- Я… не обратила внимания. – Берил приложила палец к губам. - Но я заметила, что чем позже животное нападало на поезд, тем яростнее становилась атака. Это связано с тем, что Прессеб был вынужден применять амбру разных животных? И если для животных запахи – это эквивалент языка, и если первых китов привлекал запах самки, то последние нападали на поезд, чувствуя запах самца, и принимая его за своего соперника?
- В точку!
Берил, не отрывая палец от губ подняла одну бровь. А из нее действительно может получиться толковый биолог. Если бы только она больше любила жизнь…
У нее был выбор – потратить больше сил и времени, но взять Прессеба живым или легко убить его из винтовки. И с одной стороны она действительно поступила так, как нужно, но с другой... Берил не любит рассказывать о себе и о службе до Академии, но знаю точно, что ей уже доводилось убивать разумных, и не раз. Просто нет в ней того, что заставляет испытывать за смерть чувство вины. Ну а я… А лучше ли я? Я никого не убиваю, ни в кого не стреляю, но… Я ведь тоже на службе и так или иначе вношу свой вклад в победу и, в конечном счете, в истребление этих загадочных боариан.
Я – тоже убийца?

Мерзко.

И лишь когда мы вернулись в поезд, из окна я увидела двух такин, игравших в снегу где-то в полукилометре от нас. Поднимая радужные фонтаны снега, они прыгали и ныряли обратно в снег, разрезая его своими плавниками. До чего же они красивые!





1. Совершеннолетием у лорои считается возраст 12 лет, во столько же они поступают на службу. Берил поступила в Академию, когда ей было уже 14.





1

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей