Перейти к содержимому

SealedTimer

Регистрация: 19 Мар 2017
Online Активность: Сегодня, 11:29
*****

#3134286 Самые красивые женщины и мужчины мира

Написано SealedTimer 25 Декабрь 2019 - 15:41

Аманда Таппинг в роли Хелен Магнус/ сериал "Убежище"

Постарела, в начале Звёздных Врат красивее была:

69e4ddddf8c52e08124b55e3e7c1afab.jpg


  • 1


#3131226 Sailor Moon

Написано SealedTimer 24 Октябрь 2019 - 15:22

Картина эпохи Ренессанса: рождение Минако

q0716y7vt7l01.jpg


  • 5


#3130872 Sailor Moon

Написано SealedTimer 17 Октябрь 2019 - 12:09

А это всё потому, что Минако - латентная двойница Усаги.

sailor_moon_s_episode_102_minako_as_sail

 

А нашли её раньше потому, что её раньше придумали.


  • 1


#3123940 Re: Zero Kara Hajimeru Isekai Seikatsu

Написано SealedTimer 26 Май 2019 - 01:15

игра престолов

Я со скрипом отсмотрел два сезона этой нудятины, больше не выдержал.

Вот не надо.

Нет, надо. Надо потому что можно при желании можно оправдать всё что угодно. Но я всё же зритель, и как зритель, в первую очередь, хочу, чтобы мне было интересно смотреть, и главные герои тоже были интересными.
  • 1


#3096012 Mirai Nikki

Написано SealedTimer 28 Ноябрь 2017 - 21:05

Попробую поднять тему.
Я закончил смотреть сериал два дня назад и теперь могу дать ему целостную оценку.
Я согласен, что сериал затягивает, пока его смотришь, хочется смотреть не отрываясь, но вместе с тем с каждой серией растёт ощущение абсурдности происходящего, поэтому когда сериал закончился мой неподдельный интерес довольно быстро сменился вопросом: "А что это вообще было?" И этот вопрос включает в себя множество других вопросов, на которые не суждено получить ответы.
Между тем в этой теме, как я посмотрю, уделяетсялось чрезмерное внимание Юно Гасай в ущерб другим вопросам, связанным с сериалом, что можно хоть переименовывать тему из "Mirai Nikki" в "Юно Гасай - няшка или маньяшка?"
Судя по обсуждению четырёх-пятилетней давность здесь никто никого переубедить не может в принципе. Поэтому мне остаётся только высказать свой взгляд на Юно Гасай и её отношения с Юкитеру. Когда Юно только дебютировала в сериале, она не вызвала у меня симпатии. Во-первых, банально потому что она не показалась мне красивой (мне сразу бросился в глаза её острый подбородок, а ещё подумал, что если бы не одежда и причёска, то и нельзя было бы понять, что на девочка, а Юкитеру - мальчик. Может, это просто придирка, но по контрасту с последними просмотренными аниме первая ассоциация у меня была именно такой). Во-вторых, я, конечно же, сразу увидел в ней потенциальную угрозу для ГГ, так как она была носителем другого дневника, а, значит, потенциально опасна уже по определению.
Но уже во второй серии моё отношение к ней изменилось. Увидев, как она бросилась на помощь Юкитеру, наплевав на одноклассников, которые с радостью были готовы пустить его в расход, лишь бы спастись самим, я даже позавидовал главному герою. Можно сколько угодно говорить, что Юкитеру тряпка, амёба и всё такое, но, хотя это в значительной степени, и правда, но в этом заключён своё смысл, необходимый для развития данного произведения в том направлении, в котором его задумал автор. Ведь по сути Юно и Юкитеру меняются в сериале гендерными ролями. Юкитеру оказывается мужским вариантом девы в беде, а она становится его рыцарем без страха и упрёка, готовым отдать жизнь за своего возлюбленного, и совсем не случайно потом в 15-й серии Юно скажет Юкитеру: "Помоги мне спасти их, и я снова буду изображать твоего парня". Именно это закладывает фундамент (но не первотолчок!) для развития романтических отношений между ними, несмотря на перевёрнутые гендерные роли. Но главная идея сериала состоит в том, что каждое действие может в корне изменить будущее. Как верно тут уже отмечали в теме, Поэтому робкое, но сравнительно нормальное (за исключением остроумного замечания Юкитеру о том, что посетители общественных бассейнов писают в них) развитие отношений между героями продолжается до тех пор, пока не наступает новый перелом - Юкитеру заглядывает в комнату, которую ему нельзя было открывать. Этого одного единственного действия оказывается достаточно для того, чтобы изменить естественных ход событий настолько, чтобы вызвать перегрузку всех дневников будущего. В посещении Юкитеру этой комнаты можно усмотреть отсылку к известному фольклорному сюжету, известному по таким сказкам, как например, Синяя Борода или Мистер Фокс. Но и здесь мы видим, как роли Юно и Юкитеру меняются между собой по сравнению в традиционным вариантом.
Реакция Юкитеру на увиденное им более чем понятна, ведь одно дело, когда твоя девушка сражается за тебя (или хотя бы помогает в бою), а другое дело, когда неё в буквальном смысле обнаруживаются такие скелеты в шкафу комнате, после которых уже нельзя сделать вид, что ничего не было.
Теперь Юно предстаёт перед зрителями с другой стороны, хотя, строго говоря, нам не показывают ничего такого, что было бы принципиально несовместимо с её прошлым образом. Она по-прежнему остаётся защитницей Юкитеру, несмотря на то, что по логике она теперь должна попытаться его его убить. Но вместо этого мы видим нечто прямо противоположное: она готова пустить в расход: убить или бросить умирать любого, лишь бы они с Юки могли спастись. При этом, что характерно, в большинстве случаев Юно оказывается права в своём стремлении защитить Юки от других людей. Она становится частью той силы, которая вечно желает зла и вечно совершает благо, и в этом отчётливо проявляется авторская симпатия в Юно, стремление спасти её в глазах зрителя... и самого Юкитеру.
Но обнаружение человеческих останков в доме любимой девушки оставляет всё же слишком сильный осадок для того, чтобы продолжать считать её любимой. Поэтому Юуитеру и говорит Гасай, что не любит её, хотя это не совсем так, он хочет её полюбить, хочет, но после увиденного - не может. Его раздирают надвое противоречивые чувства, которые он питает к Юно.
Следующий перелом происходит в середине сериала, когда Юно похищает Юки и держит его в плену. В сериале в этом месте присутствует логический пробел - нам не объясняют внятно, почему Юно так поступила, и что произошло в промежутке между сериями, зрителя просто ставят перед фактом: Юкитеру находится в плену у Юно, сидит, прикованный к стулу в бессознательном состоянии, а его возлюбленная, расхаживающая перед ним в трусах и лифчике (ещё бы и их сняла до кучи, он ведь всё равно не осознаёт, что происходит), кормит его с ложечки как куклу и помогает ему справлять малую нужду (При этом, Юкитеру, видимо, находится в плену довольно длительное время, так что страшно даже подумать, как Юно помогает ему обходиться с большой нуждой. Хотя ей ли стесняться, туалетную бумагу она ему же подавала. При этом вот ведь ханжа какая - сама-то просила Юки заткнуть уши, когда нассала на пол в его присутствии. Тоже мне скромница нашлась!). Этот эпизод наглядно показывает, насколько уродлива в действительности "любовь" Юно к Юки. Многие вот осуждают Юкитеру за то, что он пользовался Юно, прикрывался ей, но как он должен был к ней относиться? Разве не ожидаемо было, что он послал её куда подальше? Продолжать делать вид, что ничего не было, и всё в порядке? Он участвует в игре на наживание, и чтобы сохранить свою жизнь, каждый вынужден приспосабливаться, как он может и как умеет. Удивительно, насколько точную характеристику их взаимоотношений, куда более точную, нежели выкладки многих местных сопливых романтиков,(по крайне мере, на тот момент)дал бычара седьмой в 17-й серии: "Ты свалил на неё всю грязную работу, и ты тоже хороша, сделала из него под предлогом защиты личную собственность. Это уже не союз, это эгоизм".
Далее градус напряжения в отношениях между Юкитеру и Юно только растёт. Сначала он узнаёт, что Юно похоронила саму себя у себя дома, а кульминацией всего становится то, как Юно обманом подначивает Юки убить его друзей, а затем и сама убивает Ару Акисе путём изящного отсечения головы. Но Ару тоже оказался настоящим горлубком, поэтому когда ему отрубили отрубили голову, он смог сделать ещё один (и даже не один) шаг и нанести смертельный удар, донести правду до Юкитеру.
После этого Юкитеру и Юно остаются вдвоём ждать наступления конца света. Но Юкитеру продолжают терзать смутные сомнения, которые не только не развеялись, но теперь, после слов Акисе достигли своего апогея. И вот, за день до гибели мира Юкитеру внезапно меняет своё мнение, приходит к выводу, что Юно всегда защищала его из-за своей пламенной любви, а потому ему можно провести с ней ночь любви. Всё это, конечно, должно выглядеть очень романтичным, но на практике у меня от этой сцены включился внутренний Станиславский, который прокричал: "Не верю". Когда-то давно, ещё в 1-м веке н.э. апостол Иоанн сказал: "В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви". Чуть позже, спустя примерно 19 веков, братья Самойловы добавили: "Там, где страх, места нет любви". Юкитеру пытался победить любовью страх, но в итоге так и не смог этого сделать, поэтому после сладкой ночи всё же спросил Юно о словах Акисе, то она, как порядочная самка богомола пытается зарубить его топориком и говорит при этом: "Я хотела хотя бы день побыть счастливой". В этих словах отражена квинтэссенция отношения Юно к Юкитеру, её любовь к нему - любовь не сострадательная, а властная, это не столько любовь одного человека к другому, сколько любовь наркомана к своему наркотику, без которого он физически не может жить.
Как же таком случае нужно ответить на вопрос, были ли Юно и Юкитеру связаны вечной любовью? Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо поставить другой вопрос: а есть ли в мире Мирай Никки такое понятие, как вечная, предрешённая судьбой любовь в принципе? Ответить на этот вопрос положительно значит предать ключевую идею всего сериала, которая состоит в том, что судьбу можно изменить. Юно не случайно сказала Юкитеру: "Ты мог бы полюбить другую, и я (возможно) могла бы полюбить другого". Ведь, как мы помним, первой любовью Юки была Моэ Вакаба, которая внешне похожа на его мать. И это тоже не простое совпадение, ведь если мужчина любит свою мать, то даже будучи Амано Юкитеру, он может инстинктивно искать женщину, на неё похожую. Более того, хотя многие говорят, что Юкитеру трус и слабак, но это именно те качества, которые он унаследовал от своего отца. И хотя отношения родителей Юки во втором мире закончились тем, чем они закончились, они всё же сумели смастерить самого Юки, а значит, прожили вместе более 13 лет. Это заставляет предположить, что у них был шанс на дальнейшую счастливую жизнь. И подтверждение этому можно найти в конце 26 эпизода в сцене из третьего мира, где Юки идёт по улице вместе с Моэ, а рядом идут его родители, что подчёркивает сходство двух пар между собой.
Перспектива добиться внимая Моэ, начать встречаться с ней, с целью впоследствии жениться и прожить счастливую семейную жизнь, конечно, не является для Юки единственно возможным. Такую возможность я бы назвал путём людей, тогда как решение быть вместе с Юно это путь богов. Ведь именно благодаря игре за право стать богом и стало возможным развитие их отношений, несмотря на то, что семя влюблённости в себя Юкитеру, хм... фигурально выражаясь, посеял в Юно за год до этого. Даже сами их имена, отсылающие к Юпитеру и Юноне, указывают на то, что они символизируют собой верховную пару олимпийских богов. Но вся проблема для них состоит в том, что победитель в игре может быть только один, поскольку такова была воля Деуса. Дав возможность седьмым сражаться вместе рука об руку, он лишил этой возможности первого и вторую. Игра дала им возможность полюбить друг друга, но она же обрекла их отношения на заведомо трагичный финал. Ведь даже не имеет принципиального значения, кто победит, первый или вторая, как об этом спорили Деус и Мурумуру, ведь победитель в любом случае обречён на несчастье. Первый и второй мир показывают нам оба варианта, и действия Юки к концу игры во втором мире до некоторой степени сходны с действиями Юны в первом. Как первая Юно хотела воскресить Юки после его смерти, так и второй Юки надеялся оживить всех, кто умер от его (и не только от его) руки.
Так что сами правила игры оказались порочны, поскольку в установленных рамках для них просто не было возможности счастливого финала, единственное, что могло бы дать хотя бы слабую надежду на такой финал, это изменение правил самой игры, когда бы они, подобно седьмым, выступали как единая пара с возможностью разделить в финале почести верховных богов. Но это, как говорится, была бы уже совсем другая история.
  • 1